Строитель Великого сфинкса

Роман Орехов (Центр египтологических исследований РАН).

Свидетельство «Стелы дочери Хеопса»

Итак, строителем Великого сфинкса не могли быть ни Джедефра, ни Хафра. Может, это был всё-таки Хуфу?

В 1858 году французский исследователь Огюст Фердинанд Мариэтт, возглавлявший Египетскую службу древностей, обнаружил рядом с малой южной пирамидой комплекса Хуфу небольшую известняковую стелу, в которой упоминалось имя этого царя. Из текста следовало, что Хуфу построил свою пирамиду и пирамиду «царской дочери» Хенутсен рядом с храмом Исиды, «владычицы пирамиды», и храмом Хуруна-Хармахиса (то есть сфинкса). Из этой надписи совершенно определённо следовало, что храм Исиды, храм сфинкса и сам сфинкс появились на плато до строительства пирамид. Однако упомянутая стела была создана в эпоху XXVI династии, спустя почти два тысячелетия после строительства пирамид Гизы. Более того, исследователи установили, что храм Исиды, «владычицы пирамиды», появился только в эпоху XXI династии (1069—945 гг. до н. э.). Поэтому текст стелы объявили исторической фальшивкой.

Здесь стоит принять во внимание, что у древних египтян отсутствовали представления об истории (равно как и её фальсификации) сродни нашему. Они просто накапливали сведения и факты, не подвергая их систематическому анализу. Таким образом, текст стелы — своеобразная копилка не столько правдивых или неправдивых сведений, сколько отражение ошибочных представлений. Например, в эпоху Хуфу под «владычицей пирамиды» понималась не богиня Исида, а богиня Хатхор, покровительница священного дерева сикоморы*. В ту далёкую эпоху культ Хатхор процветал в храмах, которые египтяне называли мерет. Но в эпоху Нового царства культ Хатхор слился с культом Исиды. Поэтому многие представления, связанные с Хатхор, перешли на Исиду, включая её связь с сикоморовым деревом. А между тем дерево сикомора — краеугольный камень истории о сфинксе. Так, текст стелы повествует о том, что Сфинкс-Хармахис лицезреет некую «бурю на холме сикоморы, которая охвачена небесным пламенем». Эта мифическая сикомора находилась у восточного горизонта, который отделял мир предков от мира живых. Потому лик сфинкса и смотрит в сторону восточного горизонта, то есть в сторону места почитания богини священной сикоморы. Значит, храм Исиды-Хатхор по логике должен располагаться не на территории заупокойного храма супруги Хуфу (где его ошибочно соорудили цари XXI династии, повредив при этом древние усыпальницы!), а рядом со сфинксом.

Таким образом, мы подошли к ключевому предположению, что «храм сфинкса», долинный храм Хуфу и храм богини Хатхор, владычицы сикоморы, — это один и тот же храм. Несмотря на призрачность данной гипотезы, она получила неожиданное подтверждение, когда исследователи установили, что заупокойный храм при пирамиде Хуфу и храм сфинкса — части единого проекта, осуществлённого одним и тем же архитектором, а слово «мерет», место почитания Хатхор, и было названием долинного храма при царской пирамиде. Упоминания об этих святилищах окончательно исчезли, когда ушла в прошлое эпоха самих пирамид. Тогда поступок Хафра становится понятен — он расположил свой долинный храм рядом со статуей сфинкса и перенёс сюда долинный храм отца, показав тем самым их культовое единство. Рядом с долинным храмом Хафра находится такой же долинный храм Хуфу!

В тексте «Стелы дочери Хеопса» всё-таки содержалось зерно исторической правды: пирамида Хуфу действительно появилась позже скульптуры сфинкса. С чем это могло быть связано? Опять же из текстов эпохи Древнего царства мы знаем, что пирамида посвящалась богу-творцу Атуму и его супруге Хатхор (при этом супруга могла выступать в роли дочери и матери одновременно!). Сооружая свою пирамиду, Хуфу как бы повторял на новом месте акт первого творения, когда из первородного хаоса возник первый прообраз пирамиды, на котором и появился Атум. Атум — не просто божество-демиург**, он и первый царь на земле (а лев — воплощение царственности), из-за чего сфинкса часто называли «Живым образом Атума». В этой связи совершенно не важно, чей лик послужил в качестве образца для скульптуры сфинкса. Одновременно Атум — это и первое умершее существо (завершив первый акт творения, он умер), поэтому его уподобляли солнцу, уходящему за линию горизонта. Умирая, согласно египетской космогонии, Атум передавал царственность последующему поколению богов. Так что цари XVIII династии не случайно приносили сфинксу обеты.

Выбирая место для будущей пирамиды, Хуфу посвящал территорию будущего некрополя Атуму и всем богам-предкам. В этом и есть культовое значение Великого сфинкса. Поэтому его фигура возникла именно там, где впоследствии появились великие пирамиды. Таким образом, Хуфу и был строителем сфинкса.

Комментарии к статье

* Священное дерево сикимора — аналог древа жизни в культурах разных народов — связано с небесными богинями Хатхор, Нут и Исидой.

** Божество-демиург — во многих мифологиях демиург сливается с образом небесного Бога-творца, отличающегося космическими масштабами деятельности, творящего не только отдельные объекты, элементы мироздания, но и космос в целом.

 

Случайная статья

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки