Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: Пред. 1 ... 42 43 44 45 46 ... 49 След.
RSS
"В кибитке вдохновенья", Стихи и проза
ОДна из самых известных сцен в мировом кинематографе.

Олег Янковский  в фильме Тарковского "Ностальгия" 1983 год

Изменено: janmik - 12.06.2018 02:26:02
Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
Наука шутника

Старался очень я…,
Но ничего не получилось.

Досада взяла тут меня,
Что все «не так» случилось.

Не так случилось, как хотелось,
Не так хотелось, как случилось.

Все в голове вдруг «помутнилось»
И все вокруг переменилось…

Не мил мне стал весь белый свет,
Уж ничего мне не хотелось…

Но Бог мне дал один совет:
Послать все к черту, что хотелось.

Послал подальше, притаился…
И слышу – будто заново родился!

Никаких страданий, никаких забот!
Вот уж удивленье, вот уж анекдот.

Перестал хотеть я, перестал желать,
Нехотеть вдруг стал я и даже нежелать!

То к чему стремился, стало ерундой,
То на что молился, стало чепухой.

Отойдя подальше от своих желаний,
Но ничуть не дальше от своих мечтаний,

Я собрался с «мыслею», чтобы обхитрить,
Я собрался с силою, чтобы победить.

А потом, играючи, я чудо сотворил!
И даже не мечтаючи, «царевну покорил».

И никаких страданий, и никаких забот!
Вот уж удивленье, вот уж анекдот.

То была фантазия, присказка всего.
Ведь на самом деле не было того.

Были лишь желанья, были лишь мечты,
О которых знаешь, без сомненья, ты.

Физику рассмотрим лирики сейчас,
Чтобы все понятным стало все для вас.

Вот возьмем мы камень и будем его бить,
Чтобы (это ясно?) нам его разбить.

Это все, к примеру, все воображенья,
Но ты должен верить в сказку без сомненья.

Вот ударил молот о тяжелый камень –
Но разбить его молот не сумел,
(крепкий дан нам камень).

Он на мертвой точке на миг остановился,
А потом от камня мигом «отскачился».

Он весь содрогнулся, аж задребезжал –
Бедный, как «страдает», как его мне жаль.

А потом взметнулся молот в высоту,
Чтобы оглядеться на свою «мечту».

А потом как «вдарит» молот с высоты,
Чтобы не осталось у него «мечты».

Разлетелся камень на миллион кусков,
И «доволен» молот – вишь, герой каков.

Так и людям надо добиваться цели,
Будет ведь награда – то чего хотели.

Но не то хотел я здесь вам рассказать,
И не только молот с камнем показать.

Все вы это знаете без сказочки моей,
Вам хочу сказать я о мудрость своей.

Мудрость заключается в словесном извороте,
В конструкции стиха, в словесном обороте.

Смотри и слушай, даю совет…
А тебе есть шестнадцать лет?

А коль есть, тогда сиди,
А коль нет, гулять иди.

И так я мудрость сказывать вам буду,
Но упаси вас Бог сказать, что лью я воду.

Иль покуражиться над вами захотел,
Клянусь, я этого никак уж не хотел.

И да простит меня читатель
За грубый стих: ведь я же не писатель.

И даже не поэт, а так, любитель, –
Сейчас не мало их на свете.

Так, где же сказка? Где кино?
Вам уже не терпится давно?

Замучил вас своею болтовнею?
Сейчас, сейчас скажу ее я.

О, я вижу, вы полны вниманья
И носа оторвать от строчек не «могете»,

А от нетерпенья и желанья
В конец стиха вы нос суете.

Но не спешите, будет все –
Сейчас, сейчас скажу я вам ее.

Довольно вас за нос держать,
Ведь надо ж шуткам меру знать.

Ведь так же рассердить я вас могу,
А злости я не пожелаю и врагу.

Пусть будет добрым весь народ,
Что здесь со мной и далеко живет.

А вот и сказки час настал…,
А где же сказка? Так я ее уже сказал!

Мораль сей сказки такова:
Не слушай долго болтуна.

 04.80. "Вася из Минска"
P.S. Написано, когда на дворе было сыро и серо.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Почему

Пишу стихи я от того,
Что я хочу писать.
И о мечтах своих немного
Могу в них рассказать.

Быть может кто-то скажет,
Что поздно я начал.
Но мне всего лишь двадцать
Будильник отстучал.

Почему, и как случилось,
Что я стал поэтом,
Расскажу я вам сейчас
Кратенько об этом.

Детство я провел в деревне,
Вдалеке от городов.
И запомнился мне этот
Миг счастливейших годов.

Вставал я часто в хате
От солнечных лучей,
Бежал к любимой бабке,
Стоявшей у печей.

Верстак стоял на кухне –
На нем работал дед.
И пахло очень стружкой,
Душистой будто мед.

Еще мне пахло кислым,
Наверно, молоком,
Картошечкой «в лупинах»,
Блинами «с коптуром».

Поев блинов до сыта,
Бежал я ко двору
Послушать шелест кленов,
Стоявших на холму.

А клены все большие,
До самых до небес –
Меня уже, наверное,
Им не узнать сейчас.

А на колхозном дворе,
На деревьях высоких,
Жили белые аисты
В гнездах широких.

Среди серых туч
Солнце таблеткой сияет…
И так хорошо
На душе не часто бывает.

И когда мне тяжело
Вспоминаю я,
Те минуты, то село,
Где был счастлив я.

Мне те годы золотые
Помогают жить,
А в тяжелые минуты
Не дают тужить.

Вы теперь поняли,
Почему начал
Я иногда писать стихи,
Как поэтом стал?

Лето, 1978 г. "Вася из Минска"
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Здравствуйте!

Здравствуй, мама моя дорогая!
Здравствуй, добрый-предобрый отец!
Здравствуй, Светка-сестричка родная!
Вот приехал я к вам. Наконец,

Я смогу отдохнуть
От людской суеты повседневной,
Оглянуться на пройденный путь,
Погрузиться в мечты о Вселенной…

Здравствуй, мама моя дорогая!
Как я рад вновь увидеть тебя!
Ты из кухни ко мне выбегая,
Поцелуем встречаешь меня.

Сколько добра ты желаешь,
Сколько заботы и ласки мне даришь!
Я за это тебе обещаю
Быть здоровым и бодрым всего лишь…

А под час ты сердитой бываешь
И ругаешь меня – дуралея.
Я, внимая твои наставленья,
Все ж по-своему сделать желаю.

Не сердись на мое самовольство -
Безрассудным я не был, ты знаешь.
Я всего лишь хочу побороться
С тем, что трудным называют.

Наставленья твои быть счастливым,
Не дают мне долго грустить.
Пожеланья твои быть здоровым,
Не дают мне права хандрить.

Ну, а если подчас и случится,
Что неудача настигнет меня -
На людей я смогу положиться,
Будут средь них и друзья.

Здравствуй, добрый-предобрый отец!
Взглядом мой рост измеряя,
И к груди своей прижимая,
Ты мне скажешь одно: «Молодец!».

О, мой папка, папулька родной!
Я всегда был с тобой заодно.
Мы с тобою дружили всегда
И маме в обиду не давал никогда.

Хоть порой ты приходишь «под мухой»,
Я все равно не сержусь на тебя.
Ведь я знаю – все «по науке»,
Ты просто, наверное, «слабый», как я.

Не легко тебе бывает:
Каждый день полно хлопот,
А в вине ты забываешь
О повседневности забот.

Мне с тобою всегда интересно
Поболтать о людской суете,
Что жизнь дается не напрасно,
О мире, о небе, о красоте.

Здравствуй, Светка-сестричка родная!
Подрастай, подрастай же скорей!
Тебя ждут приключенья и слава.
Становись же сильней и умней!

Ты узнаешь, как прекрасна
Жизнь, подаренная нам!
Ты увидишь мир чудесный,
Предоставленный глазам!

А еще ты знай, сестричка -
У тебя есть брат,
Что всегда тебе поможет
И веселью твоему рад.

Здравствуй, мама моя дорогая!
Здравствуй, добрый-предобрый отец!
Здравствуй, Светка-сестричка родная!
Вот я с вами опять, наконец.

11.01.1979 г.  "Вася из Минска"
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
На прогулке

Одним воскресным летним днем,
Когда в зените солнце было,
Я вышел из дому, потом
Я сел в трамвай – меня за город манило.

Так я доехал до кольца
И, выйдя из трамвая,
Пошел туда, где шумная листва
Своей прохладою манила.

Я по тропинке тихо шел
И наслаждался тишиною,
И зеленью листвы и небом голубым,
летящим надо мною –
В сей райский уголок меня сам Бог,
наверное, завел.

Вдруг я услышал шум ручья,
Журчавшего здесь где-то
И я направился туда,
Откуда дуло свежим ветром.

Окончилась листва,
Я вышел на поляну –
Какая красота!
Кругом цветы, куда не гляну.

Нашел посуше место я,
Присел и снял рубашку
И стал я слушать шум ручья,
Журчавшего мне сказу…

Я поднял голову,
На солнце посмотрел…
О, Боже!
Я чуть не обомлел!

Что я увидел! Что ко мне
Идет сам Бог, ступая по пространству!
Мне показалось, что во сне
Я вижу это «хулиганство».

Но нет, не сплю я,
Это точно,
Ведь день сейчас,
А сплю я ночью…

Вот так чудо! Чудеса!
Бог покинул небеса.
Он на Землю опустился,
Сделал шаг, остановился.

С нимбом огненным над прядью
Бог, как фосфор весь светился…
Вдруг Бог сказал: «Да сядь ты.
Ничто с тобою не случится.

Поговорить с тобой хочу
На тему бытия.
Ну, а потом я улечу
Туда, где нет «житья».

– Да нет, тебя я не боюсь,
Присядь и Ты,
Но только вот я все дивлюсь,
Не снишься ли мне ты?

– Да нет, не снюсь,
Все на яву.
Я так сидеть то не сажусь,
Но все ж присяду я.

– Тогда зачем спустился Ты,
Быть может, забрать меня уж хочешь
В свои «апартаменты»?
Ну, так бери, скорей хватай
И в ад сажай иль в рай пускай…

– Какой там ад, какой там рай –
Придумали все люди, стремясь к бессмертию,
Что будто умирая, одних кидают в бестию,
Других пускают в вечность рая.

– Но нет, Ты уж не хитри,
Раз есть Ты – Бог,
Должны быть и они.

– Ну, были, были, сознаюсь,
Но нет теперь их больше.
Не выгодное дело оказалось
Держать бездельников мне дольше.

– А почему?
– Да потому – кормить ведь их же надо.
– Кормить? Они же духи,
Ведь они мертвы, какая ж им нужна услада?

– Законы все едины –
И «мертвая» душа желает пищи,
Ведь как же жить же им тогда,
Ты сам подумай, поразмысли.

– Действительно. Я как-то не подумал,
Что и душе энергия нужна, чтоб Жить,
Чтоб вечно дух в ней жил
И никогда не умер.

Куда ж ты души подевал?
В «распыл» пустил
Иль так послал…
По космосу летать.

– В «распыл» пустил,
Хочу сказать
Я всех в частицы превратил –
Теперь их не собрать.

– Чудесно сделал Ты,
Теперь они не будут
Поедать Твои плоды
И космос засорять…

Что Ты хотел спросить меня
По теме Бытия? –
Ведь ты же Бог,
Ты знаешь все от А до Я.

– Ну, брось ты эти перлы,
Не надо льстить,
Ты не глупей меня.
Сам знаешь, что постичь
Весь Мир не в силах даже Я.

Поэтому к тебе Я обратился –
Хочу спросить сначала Я,
Кто ты такой
И как зовут тебя?

– Кто я такой?
Да так, как все, я Человек,
Я реалист, я бог земной.

– О, да. Ты бог земли.
Ты сам творец своей судьбы
И не подвластны мне твои
Великих помыслов мечты.

Так, значит, реалист?
Не веришь и в Меня?
Но вот же Я, смотри
Сижу с тобою рядом Я.
Иль не видишь ты Меня?

– Вижу. Ну так что же…
А Ты мне разве нужен в жизни?
И никогда Тебя я не увижу больше –
Сюда Тебя я вызвал сам, я так хотел,
Поэтому и вижу.

– Опять ты прав.
О, Человек! Ты мудр, как бог,
Но ты мне не ответишь,
Кто создал Мир, зачем в нем звезды светят?

Зачем вращаются планеты,
Зачем вся Жизнь, зачем в ней ты?
Природа хочет простоты,
А ты не прост, а сложен ты…
Откуда взялся ты и все? – Все создал Я!

– О, Боже! Погоди,
Не надо уводить меня с пути,
Который к Истине приводит.
Ты хочешь доказать, что я так слаб,
Что не смогу я устоять перед
Твоей божественной картиной мирозданья?

Ты ошибаешься, поверь
Почти никто не верит
В эти выдумки Твои теперь.

– Ага, почти!
Так, значит, кто-то верит!
Так значит Я Живой!
Но все ж не те теперь «Леты»,
Когда Я был такой вот молодой, как ты.

Старик теперь Я…
И скоро смерть моя придет.
Ничто не вечно в этом Мире. И даже Я –
Великий Бог все ближе приближается
к своей могиле…

– Ну, нет, не скоро…
Но Ты уж не грусти,
Такая жизнь Мирская.
И Ты меня, пожалуйста, прости,
Что я тебя немножечко «похаял».

Но Ты поймешь меня,
Ведь мы равны,
Мы оба Боги: я и Ты…

Ты стар, я молодой,
Тебе пришел на смену,
Чтоб стать на вахту на Земле
И над всей Вселенной.

Да, Ты умрешь, как умирают все.
Ты отслужил свой долг.
Ты нужен был когда-то,
Чтоб объяснить сей Мир огромный, непонятный,
И сохранить Людей в беде...

А объяснив весь этот Мир,
Тебя мы позабудем.
И Ты умрешь, о наш кумир,
Как умирают люди.

Спасибо скажут Тебе те,
Кто верил в Чудо и жил лишь тем,
Что вера в Чудо и Тебя
Давала силы всем.

Но сколько бед Ты нам принес –
И людям и народам?
А сколько жизней Ты унес
Своей бездушною «заботой».

– Ты прав, о человек.
Грешен был Я тоже,
Но славно прожил Я свой век,
Желаю и тебе того же.

Я стар. Умру Я скоро…
А были времена,
Когда молились на меня
И кровь лилась рекою
На поле брани крестоносцев…

Ну, что ж, все понял Я.
Теперь осталось для Меня
Лишь место в памяти людской,
Как о мудром старике…
Да уголочек во Вселенной, где
Притаились знанья те,
Которых не постигли люди…

Теперь прощай. Я ухожу.
Меня ты больше не увидишь
И об одном тебя прошу лишь
О встрече нашей расскажи,
Пусть знают все…
– Проснись, товарищ дорогой,
Уж вечер, солнце село,
Тебе пора домой –
Ишь, как беднягу разморило.

О, я спал? Конечно,
Все это был лишь сон земной,
Спасибо, я пошел домой.

06.1978 г.  "Вася из Минска"
P.S. Написано, когда было жарко и душно.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
А! (крик души)

Я влюбился…О горе!
Нет несчастней меня на земле,
По колено счастливому море,
Ну, а я уж как будто на дне…

Мир исчез для меня,
Я хожу, как во сне,
Никого не виня,
Я обижен на всех.

Ты не любишь меня,
Ты играешь со мной,
Посмотри на меня,
Как я счастлив с тобой.

Мы с тобой «не такие»,
Мы с тобою иначе живем…,
Мы чудные, мы смешные, мы не такие, как другие,
Так почему же нам не быть вдвоем?

Холодеют от ревности руки,
Когда ты говоришь о другом, –
Как снести мне влюбленности муки!
Как не стать для тебя мне врагом?!

Мне сдержать порой себя не в мочь
И весь мир тогда я ненавижу…,
И никто не сможет мне помочь –
Ведь от злобы я друзей не вижу.

Ты прости меня, дорогая,
Что обида моя обижала тебя.
На то была причина простая:
Я влюблен, я люблю, я любя…

20.03.81. "Вася из Минска"
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Безмозглая любовь

Сума сойти! – все поют о Любви, –
Как будто все Любовь нашли…
Ах, куда бы уйти от культа Любви –
Все с ума, наверное, сошли…  

И я поддался, было этому теченью –
Всем хочется…, всем хочется Любви.
И я отведал ревности мученья,
Когда в Любовь играли мы…

Ну, поиграли – хватит иллюзий,
Не надо дурачить себя и других.
Пора отрезветь от любовных оказий
И смелее отречься от «признаний» своих.

Но мы не забудем игры этой счастье,
Пусть было пустое, пусть все лишь обман,
Отдушиной было оно нам в «бессчастье»,
Как служит отдушиной самообман…

Быть может…, я Любовь свою встречу,
Когда пройдут мечты максимализма…,
Но боюсь, что шагну ей на встречу
Без «юношеского гиперсексуализма»…

Я не хочу любви «погодной»,
Я не хочу любви бесплодной,
Но я хочу Любви «природной»,
Но я хочу Любви Свободной.

Я хочу, чтобы мы понимали…
Без «прощений» и «обид».
Я хочу, чтобы мы доверяли…
Без «ревностей» Любви.

Я хочу, чтоб хотели мы одного,
Но иначе стремились….
Я хочу, чтоб «дрались» мы немного,
Но всегда мирились…

Просто мне с тобою будет
Жить под «Звездами Любви», –
Суета мне в радость будет –
Успокойся и живи.

Тот, кто верит в Любовь и надежду «лелеет»…
В «одиночестве среди людей»,
Пусть будет «трезвым», – но смелее! –
В «безумстве» – Счастие людей.

04.81. "Вася из Минска"
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Ошибка любви

А я то думал…, а ты, как все:
Пустая крашеная кукла,
И нет мечты в твоей душе –
Одно стремление к покупкам.

Одной лишь выгодой живешь…
«Какою?» - спросишь ты,
Совсем простой – ведь любишь с выгодою ты.
А это значит: нет в тебе любви –
Пустая кукла ты.

На небо смотришь голубое
И не думаешь о том,
Почему оно такое,
Почему нет звезд на нем…

Одной лишь выгодой живешь…
И никогда ты не поймешь
Моих стремлений и любви,
Моей безудержной мечты.

Поэтому – прощай!
Мне быть с тобой одна лишь мука.
И о Любви большой ты не мечтай –
Пустая ведь ты кукла.

19.04.79. "Вася из Минска"
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Цветочная любовь

Люблю цветы я с детства нюхать…,
Но не люблю я их срывать
И, насладившись красотою,
На землю грязную бросать.

Жестокость видится мне в этом
По отношению к тем,
Кто сорван был веселым летом
И брошен вскоре был затем.

Мне жалость душу наполняет –
Не цвесть уж больше тем цветам,
А ненависть меня на рифму вдохновляет
На тех, кто уподобляется шмелям.

За что шмелей я не люблю? –
За яркое убранство,
За шум излишний на лугу,
За их непостоянство.

Летает шмель с утра до ночи темной,
Все ищет он среди цветов
Цветочек нежный, милый, томный
С не питым медом, полный до краев.

А цветы как распустились!
Привлекают красотой,
Чтоб на них шмели спустились –
И не важно им какой.

И вот мохнатенький шмелек,
Добычу заприметив,
Назойливо уселся на цветок
И ножки-стебелька каченья не заметил.

Лепестки цветку раздвинул…,
Вот просунул хоботок…
(Он мечты своей достигнул)
И мед стал пить: глоток, глоток…

Насосавшись меда вдоволь,
(Ни к чему уж стал цветок) –
Полетел шмелек над полем,
Как пустышка-матылек.

Опьяненный, опыленный
Наш цветок один опять,
А шмелек наш окрыленный
Новый стал цветок искать.

Это все закон цветов,
Нет в нем постоянства:
Мед испил и был таков –
Улетел в пространство.

Но цветы не люди,
Люди не цветы,
Так давай не будем
Уподобляться им.

Рвать цветок мы будем –
В этом прелесть вся!
Но бросать не будем –
Будем с ним всегда.

В этом постоянстве
Есть великий смысл,
Верность, дружба, братство –
Вот залог Любви!

Люблю цветы я с детства нюхать…,
Сорву цветок себе один
И чтоб во век с ним не расстаться
Его я спрячу на груди.      

04.06.80.  "Вася из Минска"
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Валентине

Я люблю твою улыбку,
Я люблю твою слезу,
Золотую вижу рыбку
На тебя когда гляжу.

Ты мечта моих страданий,
Восхищаешь красотой,
Исполняешь все желанья,
Наполняешь добротой.

Ты милее всех на свете,
Не печалься, будь смелей –
Ты одна на всей планете
Мне дороже и нужней.

И всю жизнь я неустанно
Целовать тебя я буду.
Я предателем не стану–
Дружбу нашу не забуду.

Мы пойдем с тобою вместе
В даль к бескрайним берегам –
Пусть попутным будет ветер
Нашим крыльям-парусам.

1982 г.  "Вася из Минска"
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Страницы: Пред. 1 ... 42 43 44 45 46 ... 49 След.
Читают тему (гостей: 2, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

"В кибитке вдохновенья"