Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: Пред. 1 ... 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 ... 260 След.
Зарождение (происхождение) машин и механизмов (Машиногеномия)., Происхождение первичной функциональной основы машин.
[B]Прото-планер[/B]. Впервые, к парящему полёту, к парению в воздухе привлекла внимание моментальная фотография. Визуальные наблюдения за полётом птиц были дополнены возможностями фотографии. Фотография это доступное искусство делать моментальные изображения любого предмета. То, что невольно ускользало из памяти, теперь могло быть документально зафиксировано, причём зафиксировано на любой стадии движения объекта. Так образовались благоприятные условия для детального изучения техники полёта птиц. Немецкий фотограф Оттомар Аншюц сделал серию снимков полёта аиста — крупной и грациозной птицы. Последовательный ряд фотографий изображал парящих аистов, поднимавшихся вверх под действием порывов лёгкого ветра. Как это обычно бывает, фотовыставка, случайно, попадает на глаза немецкому инженеру Отто Лилиенталю, подготовленной личности. Увиденное поразило его. В этой череде фотоснимков он неожиданно увидел «подсказку», наводящую на мысль как построить планирующий аппарат — планер. Осмысление увиденного и все размышления сводились к одной мысли-идеи, что вся работа по перемещению и подъёму летательного аппарата должна осуществляться не им самим, как у махолёта, а движущимся потоком воздуха. Такое понимание техники парящего полёта позволило сделать следующее логическое открытие: парящий полёт — это самая экономичная фаза управляемого полёта и её гораздо проще осуществить. Следуя этой мысли, зародышевая конструкция планирующего аппарата представлялась им в виде большой модели планирующей птицы. И, действительно, первая конструкция планирующего аппарата очень напоминала крупную модель планирующей птицы. Изготовленная из подходящих материалов модель планирующего аппарата представляла собой ивовый каркас округлых и вогнутых крыльев, обтянутых материей и установленных в два яруса, напоминающие своим видом распростёртые птичьи крылья в фазе парения, и сзади небольшой хвост. Оставалось только научиться подставлять этот летательный аппарат под движущийся поток воздуха, чтобы взмыть в небо вместе с ним. Вот здесь приёмы запуска воздушного змея оказались очень востребованными. Так как в отработке технологии взлёта Лилиенталь увидел путь к овладению техникой управляемого полёта. Дельная мысль «Полёт птиц как основа искусства летать» приходила в своё время и к Леонардо да Винче. Его слова, записанные в 1505 году, отличаются глубиной проникновения в суть вещей: «... когда птица находится в ветре, она может держаться в нём без взмахов крыльями, ибо ту же роль, которую при неподвижном воздухе крыло выполняет в отношении воздуха, выполняет движущийся воздух в отношении крыльев при неподвижных крыльях». Бесспорно, это слова гения, но последовал их сути только Лилиенталь. Строительством планеров занимаются и сейчас. Летают теперь на более совершенных планирующих аппаратах, таких как дельтаплан. Эти аппараты настолько просты, что могут быть изготовлены в домашней мастерской. Таким образом, в основу первичной конструкции планирующего летательного аппарата или прото- планера положен двуединый Бимодуль, представляющий собой жесткое конструктивное соединение пары крыльев и хвостового оперения, обладающих противоположными качествами. Крылья, активная часть аппарата, воспринимают движение потока воздуха и преобразуют его в эффект парения. К ним крепится планерист. Хвостовое, пассивная часть аппарата, тормозит движение воздушного потока и удерживает плоскость крыльев в горизонтальном положении. Меняя положение тела относительно центра тяжести или хвостового оперения, планерист изменяет угол атаки крыльев. Следовательно, парящий полёт — это управляемое преобразование движения потока воздуха в эффект парения летательного аппарата, в энергию динамической компенсации силы тяжести. Планер это важная часть аэроплана. :)
Зарождение (происхождение) машин и механизмов (Машиногеномия)., Происхождение первичной функциональной основы машин.
[B]Прото-фонограф.[/B] Томас Эдисон как-то экспериментировал с устройством телефона, пытаясь его усовершенствовать. Чтобы лучше понять работу телефона, он припаял к диафрагме (мембране) стальную иглу. Однажды, Эдисон запел над диафрагмой. И она вместе с иглой задрожала, начала колебаться. Из любопытства он решил «пощупать» в этот момент иглу. И неожиданно почувствовал, что игла уколола ему палец. Эта «неприятность» заставила его крепко задуматься. Здесь была явная «подсказка» наводящая на мысль. И мысль эта была о практической пользе этого явления. Все мысленные эксперименты и размышления в свете лучше понять работу телефона сводились почему-то к одной мысли, идеи. Если бы можно было записать колебания иглы на чём-либо, а, затем, снова провести этой иглой по такой записи, то это заставило бы диафрагму колебаться так же, как она колебалась вначале, в момент записи. И, значит, таким движением должен воспроизвестись звук той записи, что нацарапала игла. Эта идея имела явную практическую пользу с благоприятной перспективой. И тогда Эдисон активизировал свои поиски. Он взял обыкновенную телеграфную ленту и попробовал пропустить её под остриём иглы в тот момент, когда диафрагма начинала колебаться под действием его собственного голоса. На ленте отчётливо обозначилась череда из точек. Это указывало на то, что колебания диафрагмы записаны на ленте. Затем, проводя этой лентой под иглой так, чтобы точки на ленте попадали под остриё иглы, Эдисон заставил колебаться и иглу и диафрагму. И здесь он едва смог услышать очень слабый собственный голос, произносивший «алло, алло». Так или почти так, в общих чертах, был смоделирован из подручных средств зачаток устройства фонографа и определён принцип фонографа. :)
Зарождение (происхождение) машин и механизмов (Машиногеномия)., Происхождение первичной функциональной основы машин.
[B]Прото- электромагнит[/B]. Однажды, французский учёный Арго, пропуская через проволоку электрический ток, случайно опустил её в ящик с железными опилками. Опилки словно к магниту прилипли к проволоке. Когда ток отключили, опилки сами собой отпали обратно в ящик. Явление привлекло его внимание. Исследовав это необычное явление и поэкспериментировав с мотком провода, Арго увидел в явлении «подсказку», наводящую на мысль. Мысль основывалась на идеи создания электромагнита в дополнение к имевшимся природным постоянным магнитам. Так основой важнейшего электротехнического устройства стал зачаток устройства электромагнита в виде мотка изолированного провода, используемого в электротехнике до сих пор. Анализ этого события позволяет установить следующее.
[B]Первое[/B]. Пропускание электрического тока через проволоку было рабочим моментом учёного. Цели создать электромагнит у него не было, как не было и понятия, что это такое.
[B]Второе[/B]. Неожиданно и случайно предметы «подсказки» устанавливаются в непосредственной близости друг с другом. Провод с током оказывается в ящике с железными опилками.
[B]Третье[/B]. Так самопроизвольно осуществляется соединение предметов «подсказки», воспроизводящих неизвестное явление. Внимание учёного переключается на неожиданное качественное изменение происшедшее в результате соединения предметов «подсказки».
[B]Четвёртое[/B]. Обнаруживается прилипание железных опилок к проводу, через который пропускается электрический ток. Наблюдается временное намагничивание железных опилок электрическим способом. Явление исследуется путём экспериментирования с предметами «подсказки». Затем рукотворно воспроизводится явление-«подсказка», наводящая на мысль. Эта мысль основана на идеи электромагнита, идеи получения магнита электрическим способом из материалов железа в любое нужное время взамен природных постоянных магнитов.
[B]Пятое[/B]. Следование сути мысли позволяет представить зачаток устройства электромагнита в виде мотка изолированного провода охватывающего брусок «мягкого» железа, в котором магнитные свойства получают пропусканием электрического тока по проводу. Отсюда, первичное зародышевое устройство электромагнита или прото - электромагнит представляет собой устройство состоящее из мотка изолированного провода и бруска «мягкого» железа, помещённого внутрь мотка. Моток изолированного провода назван обмоткой, а брусок «мягкого» железа -сердечником. Таким образом, в основу первичной конструкции электромагнита или прото -электромагнита положен двуединый Бимодуль, представляющий собой конструктивное соединение бруска «мягкого» железа и плотно намотанного на него мотка изолированного медного провода, имеющих противоположные свойства. Моток провода или обмотка, одна часть прото- электромагнита, обретает магнитные свойства в электрическом поле тока. Брусок железа или сердечник, другая часть прото- электромагнита, обретает магнитные свойства в магнитном поле обмотки. Соединение указанных частей обеспечивает свободное проход электрической энергии и преобразование этой энергии в магнитную энергию за всё время пока течёт ток, при этом брусок железа намагничивается до состояния постоянного магнита, а при исчезновении тока в обмотке сердечник мгновенно теряет магнитные свойства и размагничивается. :)
Зарождение (происхождение) машин и механизмов (Машиногеномия)., Происхождение первичной функциональной основы машин.
[B]Прото – кинематограф[/B]. Если быстро переводить глаза с одной картинки, имеющей какое- то изображение, на рядом расположенную картинку с тем же изображением, но имеющее какое-то заметное отличие, то наши глаза могут зафиксировать видимое движение изменения от одной картинки к другой и обратно. Наверняка, игрушкой из двух бумажных картинок, одна из которых скручена в рулон, увлекались многие ещё в школе. Наши глаза как бы складывают два изображения в одно с получением заметного движения этого изображения. Таким образом, каждый человек может наблюдать оживление картинки. Это свойство человеческого глаза объясняется инерцией зрительного восприятия. Человек способен некоторое малое время видеть предмет наблюдения и после его исчезновения. Свойство зрительного восприятия интегрировать действительность позволило человечеству обрести мультипликацию (анимацию), кинематограф и телевидение. Возможно, заметное оживление изображения при переводе глаз с одной картинки на другую открывали, причём случайно, многие, например художники. Однако этому эпизоду не придавалось особого значения. Событие не впечатляло и не наводило на мысль о его пользе. Потребности иметь такое приспособление «оживления» картинок ни у кого не возникало. «Подсказка» в виде двух картинок со схожими изображениями, имеющими заметное отличие, существовала во внешнем «неупорядоченном мире вещей», очевидно, давно. Первый игрушечный Бимодуль анимации смог составить австрийский геометр Симон Штампфер. Эту занятную игрушку он назвал стробоскопом. Прибор состоял из двух дисков, вращающихся на одной общей оси. Один диск имел радиальные щели (пустота — сущность одного противоположного начала), через которые можно было видеть расположенный за ним второй диск. По периферии второго диска были нарисованы картинки (изображения — сущность другого противоположного начала), изображающие фигуры в различных фазах какого-либо повторяющегося движения, например положения ног бегущего человека. При быстром вращении дисков зритель через специальное смотровое окно мог видеть слитный образ человеческой фигурки совершающей непрерывное движение бега. Элементарная двуединая зародышевая конструкция сама по себе ни на что не способна. Лишь при обеспечении прохода через неё подходящего вида энергии возможно наблюдение производства определённой элементарной практической пользы (явление, эффект, действие, функция), ценность которой ощутима, фиксируема. Проход подходящей энергии позволяет запустить в действие взаимодействие противоположных начал Бимодуля. Взаимодействие противоположных начал частей Бимодуля позволяет, затем, получить необходимую, ценную практическую пользу. Период образования зачатка будущего объекта техники из предметов «неупорядоченного мира вещей» относится к технической фазе зарождения машины - синтезу первичного функционального Бимодуля. :)
Ошибка фантаста Альтова или для задач., Найти ошибки и ложности в теории решения задач писателя - фантаста Альтшуллера Г.С.
Для изучения практического курса ИзобретариУМа все приглашаются на http://www.lanastudy.ru/moodle/course/view.php?id=12       Не пожалеете!  :)
Возможна ли теория изобретений, имеющая практическое значение?, О процессах практического создания изобретений, нового продукта - главной ценности технической цивилизации.
Для освоения курса ИзобретариУМа все приглашаются на http://www.lanastudy.ru/moodle/course/view.php?id=12       Не пожалеете!  :) Разработка выпускника АзООИТа Огнева В.И.
Изменено: Владимир - 18.04.2014 21:08:12
Дезинтегратор "фантастических открытий", "Н и Ж" № 9 2013г.
"Многие[U] вещи [/U]нам непонятны не потому. что наши [U]понятия [/U]слабы; но потому, что сии [U]вещи[/U] не входят в круг наших [U]понятий[/U]". "Новые сапоги всегда жмут". К. Прутков. :)
Дезинтегратор "фантастических открытий", "Н и Ж" № 9 2013г.
[B]Дезинтеграция фантастики.[/B]
Сомнительно, что рассказ Конан – Дойля «Дезинтегратор» является дополнением к «размышлениям» Амнуэля  о «путях, которыми шли писатели - фантасты к [U][B]научным открытиям»[/B][/U]. Здесь редакторы «Н и Ж» явно погорячились, снисходительно допуская одно называть другим. Конан – Дойль писатель детективной фантастики и к «научным открытиям» никакого отношения не имеет, тем более, что П. Амнуэль «размышлял о [U][B]фантастических открытиях»,[/B][/U] а это существенная разница. «Авторская идея» Конан – Дойля не «научное открытие», а лишь хорошо сконструированная детективно – фантастическая ситуация. Она основана на его собственном простом представлении, что «любой предмет можно разложить на атомы, как бы растворить, а затем путём обратного процесса собрать, возвратить в своё исходное молекулярное или атомное состояние». В науке известны подобного рода явления как обратимые реакции, «диссоциация – рекомбинация», испарение – конденсация, разложение – синтез. Силы, действующие в этих явлениях, хорошо изучены. Конан – Дойль лишь представил, что эти силы огромны и «способны разложить на молекулы военный корабль или превратить вражеский батальон (хотя бы временно) в груду атомов». Это типичное фантастическое допущение и оно получено противоположением предела известных сил с последующим переносом этих сил в качественно иную систему: из молекулярных во внешние силы. А так как любые силы представляют одновременно и пользу и вред человеку, то всегда есть выбор направления сюжета. Писатель для большей занимательности и актуальности выбрал вариант опасности: представление «открытия в качестве могущественного орудия войны». Известно, что «добро» и «зло» классические противоположности. «Силы» нового орудия войны по затеи писателя огромны и сокрушительны, если «первый полюс машины находится на одном небольшом судне, а второй – на другом, то боевой корабль, оказавшийся между ними, просто исчезнет, распавшись на молекулы. Так же исчезнет и войсковая колонна, и всё, что находится в долине Темзы - из всех кишащих миллионов в живых не останется ни одного мужчины, ни одной женщины, ни одного ребёнка». Это негативное отношение к «средствам господства над миром» понятно и оно усиленно отвратительным образом изобретателя этого «орудия» с явным намёком, что «секрет продан русским коммунистам» («типичным представителям «имущих классов» - в пальто с каракулевыми воротниками и даже в цилиндрах»; очень знакомо, не правда ли?). Однако, такой сюжет банален, предсказуем и неинтересен. И писатель переходит к рассмотрению относительной пользы «разрушительных сил», учитывая, что «любым предметом» может быть и «существо органическое». А польза может заключаться, например, в аппортации этого «существа» (хотя есть и другие, но эта казалась писателю наиболее эффектной и фантастичной). Изобретатель «дезинтегратора – синтезатора» словами писателя предлагает «растворять существа органические в пространстве, а затем, при восстановлении прежних условий, снова делать воссоединёнными», ибо «существует некий незримый остов, благодаря которому всё растворённое соединяется вновь до самого последнего атома данной структуры». Аналогий в живой природе нет, как нет и «некого незримого остова». Многоклеточные воспроизводятся себя из слияния мужской и женской клеток по строгой самоуправляемой программе, имеющей долгую историю своего становления. Однако, разложившись «на атомы», они лишь становятся пищей одноклеточным, и в прежнем виде никакими силами восстановиться не в состоянии, законы природы это исключают (наука этому давно «нашла объяснение»). Фантастика заключается в том, что невозможность «разъединения и восстановления органических существ» обращается в свою противоположность в возможность такого процесса. В рассказе «Аппортация – мгновенное перемещение предметов в пространстве» представлено как процесс с «разъединением атомов (предмета) с последующей передачей по эфирной волне и дальнейшей «сборкой». Отдалённые аналогии подобного уже существовали. Это телефон, радио, кинематограф, где изображение предмета «разъединялись на фазы, переносились на материальный носитель и затем воссоединялись на экране в исходное состояние». Противоположение существующих аналогий заключалось в том, чтобы перемещать не движение, не копии предметов, а их собственные материальные частицы – атомы. Дезинтегратор Немора представляется в рассказе в виде устройства, «опутанного бесчисленными медными проводами», состоящего из «огромного магнита, имеющего подобие стеклянной призмы перед ним, кресла и полированного медного колпака над ним». Туманно, но таким образом достигается свобода в представлениях и догадках. Как «компоновалась» машина самим писателем, уже не реконструировать, но ясно, что использовались известные технические предметы, свойства которых сильно преувеличены (то есть, переведены в другую крайность). «Прибор действует … (следующим образом) определённые токи, проходящие над вами, и другие токи, проходящие под вами, вызывают вибрации, либо дезинтегрирующие, либо синтезирующие вас». Сейчас в нём (в приборе) можно с большим усилием воображения признать магнитно – резонансный томограф, где «существо органическое разъединяется на молекулы и тут же воссоединяется в исходное состояние». Эта современная реальность и её предназначение оказались гораздо фантастичней предложенного писателем. А ведь гуманная польза при всём нагнетаемом писателем негативе к «грозной» машине была и она продемонстрирована в эпизоде, когда учёный Челленджер остался без бороды и шевелюры. Конечно, это усугубление негативного отношения учёного к открытию, а читателя к изобретателю. Но, в этом эпизоде есть не только «гнусный», насильственный результат парикмахерского дела машины, а также отличные медицинские возможности машины. Таким способом можно было бы освобождаться от рака, вирусов, различных воспалений, поражённых органов. Но, писатель видел лишь антигуманные, аморальные качества открытия Немора и его самого, такова логика сюжета. Между тем, оставаясь приверженцем принципов гуманности и морали, Конан – Дойль всё же допускает применение его положительными героями насилия, антигуманных, аморальных действий по отношению к автору открытия. Они обманом «разъединяют его на атомы» его же способом, превращая его в «лёгкую маслянистую туманность», а по сути - убивают. Моральное оправдание этого - «долг учёного – предупреждать использование научных открытий во зло человечеству». Однако, по современным представлениям следует предупреждать только зло, которое может принести открытие, а не уничтожать автора открытия таким коварным и варварским способом. Недопустимо одно зло уничтожать другим злом, притом, что на место этого «отвратительного» героя всегда может придти «милый» герой более целеустремлённый в подобных амбициях. Но, таково увлекательное художественное изображение страстей человеческих. Оправдывая такой «способ предупреждения зла», писатель показывает, что опасается больше сил войны, чем верит в силы мира, видя их ничтожность перед ними. И во всём этом есть только обнажённые человеческие ценности, сфокусированные в приращении смысла означающего предлагаемый выход из гипотетической ситуации. :)
Фантастика наукообразия., "Н и Ж" № 9 2013г.
"Артур товарищ весьма упитанный, а Амнуэль - весьма худосочный - это ещё одно противоположение" - мнение знающего человека. :)
Фантастика наукообразия., "Н и Ж" № 9 2013г.
[B] «Размышления» и «наука фантастических открытий».[/B]
Как и в предыдущем опусе «Не порежьтесь бритвой Оккамы», где поведано о причинах научно – технических революций,  г - н  П. Амнуэль вновь,  «размышляя за книжной полкой»,  протаскивает сомнительную  «мысль» о существовании некой «науки фантастических открытий», «работники» которой «напридумывали столько объяснений природных и соц. явлений», что пора бы «реальной науке ответить, верны ли они» (здесь предлагается некое подражание «мозговому штурму»: мы – фантасты, тут понаобъясняли всякого, а вы – учёные, разбирайтесь, что здесь верное, очевидно полагая, что им это вполне по силам). Что же эта за «фантастическая наука», которая не в состоянии сама объяснить свои собственные измышления?  Интересно, что предмет её изучения и  методы, которые она применяет, автор «размышлений» загадочно выводит в одной единственной фразе:  «Автор НФ, [B]пытающийся[/B] объяснить в нашей реальности нечто (которое надо ещё найти), чему наука не нашла объяснения, [B]делает попытку[/B], которую [B]можно назвать[/B] [B]открытием,[/B] [B]сделанной фантастической наукой»[/B] («попытка» - это «открытие»?! фантастика!). Надо сказать, этого «определения» науки оказалось вполне достаточно для такого коллектива учёных как «Н и Ж», что тоже фантастика! (Возможно, это лишь их снисходительное отношение к фантастам.) Но, такова очередная придумка писателя, пишущего фантастику (писательский подход), ибо в прошлом (прошлое всегда лучше настоящего) веке «фантастическая литература питала науку своими идеями и бежала впереди «паровоза» науки и техники» (имеется ввиду, наверно, начало космической эры, когда довлел романтизм стремительно приближавшего «светлого будущего»), а теперь она не поспевает за прогрессом и производит «лишь оболочки идей, названия, антураж» (благодаря наступившему «светлому будущему»). А далее следуют сетования: «Прогностическая функция НФ себя исчерпала. «В прошлом фантасты занимались изобретательством». «В фантастической науке нет дискуссий как в реальной науке». «Сейчас она открывает и объясняет такие реальности, о которых читатель и не задумывался». В общем, с незапамятных времён фантасты только и делают, что двигают «фантастическую науку», а не в поте лица своего пишут свои фантастические произведения, вот только настоящим учёным до этого нет никакого дела, а это неправильно! Ведь фантасты всегда впереди всего, ибо применяют верные способы, как делать различные открытия: например, «интуитивно, во сне, случайно, неожиданно, без инсайта и озарения, быстро с подготовленной «почвы». И «примеров» достаточно, где так и сквозит благое желание «облегчить» тяжкую научную жизнь учёных. Намёк простой: им, перед тем как делать открытие, не грех свериться с «подсказками» НФ. Для этого есть верное «обоснование»: психо – эвристическое фантастов всегда первичнее, чем научное, материальное учёных. Подобного рода «облегчение» уже предлагалось в прошлом веке, например, изобретателям, однако оно оказалось несостоятельным.
Мотивы таких «размышлений» узнаваемые и для этого достаточно напомнить форумчанам и читателям фантастики,  кем  представлял автора «размышлений» упомянутый в статье известный и выдающийся  писатель – фантаст Генрих Альтов:[B] П. Амнуэль, к. ф-м.н., писатель, Мастер ТРИЗ[/B] (см. Предисловие в книге «Найти идею», 2003, стр. 10). Обратите внимание, автор «размышлений» обладает званием и специальностью мастера триз. Однако, [B]к. ф-м. н[/B] П. Амнуэль в своей статье ни словом не обмолвился об этом всемирно известном и выдающемся достижении «фантастической науки» – о «теории решения изобретательских задач» и том времени, когда «фантасты изобретали способ изобретать» (странно нелогичная забывчивость). Стало модно старательно маскировать эту «передовую науку» под другими названиями типа «решения инженерных, творческих и других всевозможных задач», как будто её вовсе нет. И затем поджидать неосторожные «жертвы» за этой «паутиной». Фантасты Г. Альтов и П. Амнуэль соратники и единомышленники (земляки - бакинцы). Один «изобретатель способа изобретать», другой его «мастер», а сейчас «открыватель фантастической науки». Из чего следует, что «наука фантастических открытий» есть, не что иное, как пародийное отображение «тризной науки». (О ложности триз см. -http://www.nkj.ru/forum/forum10/topic16168/messages/message274309/#message274309 )
Подоплёка «размышлений» понятна - выдать идеологию триз в новой эффектной упаковке. Поэтому, для ясности, приведу некоторое из того, что писал об НФ его старший брат по идеям и перу  Г. Альтов.
Г. Альтов действительно совершил «прорыв».  Он собрал «Регистр научно – фантастических идей, ситуаций, проблем, гипотез», который  включает тысячи единиц учёта, образующих систему из 13 классов, 92 подклассов, 668 групп и 2980 подгрупп» (Найти идею, 2003, стр. 131 – 132). Это колоссальная работа. «Регистр» стал  основой курса развития творческого воображения (РТВ)  триз, навыков управления воображением, которые якобы способны «приглушать психологическую инерцию». Это основное предназначение «регистра».  Между тем Альтов отмечал: «[U][B]Разумеется, научная фантастика - прежде всего художественная литература[/B][/U] (стр. 130 там же), но у НФЛ есть и способность попутно развивать воображение, делать мышление гибче, готовить ум человека к восприятию «диких» идей, без которых немыслима современная научно – техническая революция» (стр. 131 там же). То есть, [B]основное назначение НФЛ есть подготовка ума человека «к восприятию «диких» (и очень диких!) идей»[/B], а не прогностическая функция. Следовательно, фантасты это такие своеобразные «иллюзионисты», выдающие мифическое за реальное и, тем самым, подготавливающие «закоснелые умы» к очень «страшному» – ломке представлений и утрате мировоззрения. Как ни удивительно, но для Альтова именно это «предназначение» стало программной целью: «если бы удалось найти приём, позволяющий делать «дорогостоящую» задачу общедоступной, мы могли бы считать, что тайна творчества раскрыта» ([B]мечта фантаста – алхимика[/B], «Крылья для Икара», 1980 г, стр. 19). Надо сказать, «приёмов» было найдено более сотни, но «тайна творчества» осталась не раскрытой. И далее, фантаст находит подтверждение своей судьбоносной «догадке»: «нечто подобное описано в фантастическом рассказе Раймонда Джоунса «Уровень шума». Герои произведения использовали приём (всего лишь один приём!): [B]при помощи хорошо разыгранного спектакля с кинотрюком психологи убедили учёных[/B] (очевидно подверженных гипнозу) [B]в возможности существования антигравитации – и, удалось решить труднейшую задачу и построить антигравитационный летательный аппарат.[/B] Психолог, организатор этого действа, говорит: «[B]Мы расшатали ваши умственные фильтры, и в результате появился ответ…»[/B]. Это Альтову явно нравилось: [B]расшатай «умственные фильтры» и получишь нужный ответ, ведь это так просто (вот оно «фантастическое открытие»![/B]). Фантаст всё же сомневался и задавался вопросом: «Но, существует ли приём, позволяющий произвольно изменять настройку «умственных фильтров?» (сейчас можно сказать да – это «промывание мозгов», пиар, политологические и идеологические технологии). А если всё же окажется, что действенных «приёмов» нет, то на этот случай известно правило: «если много говорить о чём – то несуществующем, то оно станет явью» («сказка – ложь, да в ней намёк»). Этому есть подтверждение, правда, очень далёкое от фантастики, но реализованное на практике: «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой». Нет оснований, что фантаст руководствовался этим, ибо был увлечён своей «идеей» и не считал её порочной. Обосновывая свою «идею», фантаст размышлял о несовершенстве «умственных фильтров»: «Икар погиб … и это есть отражение исконного человеческого свойства, слабости и силы человека - [B]стремление нарушать правила [/B](то есть, не «увлекайся полётом, лети по правилам»). Дедал совершил роковую ошибку (надо же, какой поворот!): не предусмотрел (а, значит, не предотвратил, несмотря на свои рекомендации), что правила могут быть нарушены».[B] Теорию решения творческих задач без всякой натяжки можно сравнить с крыльями, поднимающими человека ввысь[/B]. [B]Но, в ней много правил – и каждое из них может быть нарушено»[/B] (стр. 74, там же). То есть,[B] «крылья, поднимающие человека ввысь»[/B] поднимают, но так же уязвимы «ошибке Дедала», как и мифические. Однако, они не «пух и перья в воске», а «фантастические крылья» - развесистые и невидимые, как «новое платье короля» (см. Г.Х. Андерса). Каждый может ими без устали «махать», стремясь не «нарушить правил». Причём «махать», не «увлекаясь высотой», чтобы не «погибнуть», не «поднимаясь близко к Солнцу», где «высь» изобретений. В общем, «искать и творить идеи» в своё удовольствие, не приближаясь к изобретениям. Создав «крылья», фантаст мечтал: «Но, будем помнить, что научно – техническая революция уже ворвалась в область «озарений», «счастливых случаев», «прирождённых способностей». То есть, «крылья» это «научно – техническая революция», направленная против выше перечисленных Амнуэлем «способов делать открытия». «Производство новых идей, относящихся к развитию технических систем, неизбежно станет индустрией, основанной на точной науке» (стр. 117, там же). То есть, [B]наука точная[/B], а не «фантастическая», будет осуществлять в индустриальных масштабах производство новых идей (открытий). Будущее давно настало, но этого не случилось. Далее: «Ну, если [B]алгоритмизация[/B] (или «онаучивание» - термин Альтова, очевидно, по его мнению, это синонимы) процесса решения задач в изобретательстве и криминалистике идут сходными путями, почему бы теми же путями не пойти в науке?». И задался вопросом: «Изобретение и открытие: в чём, собственно, разница?» (стр. 183 – 192, там же). Однако рассуждал Альтов об «изобретательских» и «открывательских» задачах, а это существенная разница. И, оказалось, особой разницы между «открывательскими» (научными) и «изобретательскими» задачами нет. Это обнаружили сотрудники Бакинской общественной лаборатории изобретательства и даже разработали алгоритм решения научных задач («задач на открытие»), правда, без последствий – «ариз» для науки не получился. Фантаст оправдывал неудачу следующим образом: «разница, в сущности, в том, что изменение, внесённое в техническую систему, воплощается материально, мы строим новую систему. Изменение же внесённое в научное представление (научную систему), не требует «внедрения» в природу: достаточно, если новое представление лучше объясняет и позволяет предсказывать новые факты».
[B]И всё это преподнесено читателям в художественно изящной и типично фантастической форме, в специально созданной фантастом Г. Альтовым «триз – трюке», предназначенном для «расшатывания наших умственных фильтров». Итог: за полувековое существование триз «умственные фильтры» охваченных поколений «расшатаны» вконец, однако «ответ» так и не появился… [/B]
П. Амнуэль полагает, что делать фантастику нужно изменяя  известное, путём «фантастических открытий» того, «чему наука не нашла объяснений» (это ещё надо определить, спросив у науки). А, чтобы сделать «фантастическое открытие», нужны  «мысленные эксперименты» типа «изменим то – то» или «применим приём».  То есть, изменим известное до неузнаваемости, а там пусть «учёные проверяют полученное на верность» (хороший способ переложить ответственность за свои «открытия»). Такое «наукообразие» учёным ни к чему (Богу богово, а кесарю кесарево), они не готовы и  не полномочны его «проверять»,  у них свои заботы и проверенные методы научной работы.  Ведь фантастам не предлагается пользоваться научными методами и давать экспертную оценку научным трудам. Предлагаемое «наукообразие» пригодно лишь для составления фантастических (точнее, абсурдных) ситуаций, чтобы заиметь мотивацию писать фантастику.  Учёные же, как обычные читатели, лишь могут оценить НФ, как итог работы фантаста, как художественное произведение (а не научный трактат), где  вымысел всегда заменяет реальность, чтобы обнажить главное - человеческие ценности и прирост смысла.  Возможно «мысленные эксперименты» будут интересны психологам.  Учёные же ищут причины пределов качественных характеристик реальных физических явлений. Из них вытекают научные открытия, ибо реальность всегда оказывается богаче и неожиданней, чем  любые придуманные ситуации.  
Ещё в прошлом веке, подход «изменять старое приёмами, чтобы получить изобретение» предлагал Г. Альтов. Его метод предельно радикален и основан на следующем его «наблюдении»: «[B]Размышляя над задачей, человек почти всегда[/B] (то есть, бывают и счастливые исключения)[B] начинает «танцевать от печки» - от привычного прототипа, от уже известных технических решений. Это одно [/B](лишь одно из множеств несовершенств «умственных фильтров») [B]из проявлений психологической инерции [/B](она многолика): [B]нужно придумать[/B] (то есть, сфантазировать, здесь изобретать и фантазировать считаются тождественными) [B]нечто принципиально новое [/B](а «не танцевать от печки»), [B]а мысль[/B] (она такая непокорная, так и норовит себя «заковать») [B]прикована к знакомой «картинке», стоящей перед мысленным взором»[/B] (Найти идею, 2003, стр. 208). Значит, надо всегда не «танцевать от печки», а лучше её игнорировать и фантазировать. Таково отношение фантаста к понятию «прототип», для чего он нужен, и который следует обязательно «[B]сломать оператором РВС (размер – время - стоимость) как навязчивый старый образ технической системы»[/B] (Творчество как точная наука, 2004, стр. 72, с первого абзаца). И «[B]ломали[/B]» и даже очень успешно: прежнее – враг нового. Чтобы «сломать», так «экспериментировали» с его «размерами», «временем» и «стоимостью», что от него ничего не оставалось, не говоря о «принципиально новом». Этот ложный тезис затем негативно сказался на всех «изобретениях» специалистов триз - у них были проблемы с определением и поиском прототипа, они его попросту «разрушали до исчезновения». В этом причина того, что триз бесплодна на создание настоящих изобретений. (см. с http://www.nkj.ru/forum/forum10/topic16168/messages/?PAGEN_1=17)
Такое же «бесплодие»  для НФ предлагают «размышления» Амнуэля.
Фантазировать, как и изобретать, без окружающего нас мира предметов и понятий невозможно.  Предметный мир — это реально существующая, материальная, нестираемая память обо всём. Жизнь и память отдельного человека и всего человечества представляются незначительными перед бесконечностью и вечностью окружающего нас мира. Предметный мир это хранилище, кладезь, открытая книга всего, что мы способны или не способны познать и превратить в удобные для мышления образы. Предметный мир это универсальная, потенциально беспредельная, нестираемая память обо всём, которая пригодна к использованию для любого носителя разума на вечные времена. Из неё разум может черпать всё, что представляет для него практическую пользу (изобретать, открывать, фантазировать) и «разрушать» эту память никак  нельзя.  Однако, наш мозг устроен таким образом, что обладает полной свободой всевозможных ассоциаций, непредсказуемостью хода мыслительной деятельности. И, чтобы компенсировать этот «недостаток», человек строит своды Великой Науки. Это искусственная оперативная память человеческой цивилизации, собственный аналог Великого Хранилища, где всё упорядоченно и пригодно к применению. Оно (хранилище) непрерывно пополняется новым – открытиями и изобретениями.  Философия, мать наук, предупреждает, что «новое не уничтожает прежнее полностью, у неё нет такой задачи, а  в значительной мере вбирает его в себя, удерживая всё ценное. Новое необязательно должно заменить прежнее. [B]Расшатывается и преодолевается только всё ошибочное [/B](а не «наши умственные фильтры») и, тем самым, выявляется новое. Расшатывается и преодолевается всё ошибочное с помощью «отрицание отрицания» или противоположение антитезиса, что позволяет перейти к синтезу «ценного прежнего» и «найденного нового» в качественно «новую совокупность», которая и есть настоящее открытие.
Следовательно, найденные Альтовым «наиболее "популярные" приёмы фантазирования «сделать искусственным то, что считается естественным» (например, зубы), «изменить то, что считается неизменным» (например, дату рождения), являются осколками одного действия – действия противоположения. [B] Диалектика противоположений[/B] это тот самый способ, с помощью которого создаются и изобретения и открытия (реальные, фантастические, логические). На диалектике зиждется всякое творчество, и в этом нет никакой «тайны». Однако без знания причин (например, почему искусственные зубы лучше родных) сами «альтовы приёмы» никакой действенной и мотивационной силой не обладают. Попытки типа «допустим изменим то – то» или «обратимся к приёму» не являются «открытиями», это всего лишь обращённые «объяснения» наступивших последствий. Самое ценное это знание причин тех последствий, которые наступают или могут наступить. Из знания причин формируется цель противоположения, воплощение которой и приводит к приросту знаний. Поэтому знание причин, изложенное художественными методами, и составляет эстетическое качество НФ, которое может оценить только её читатель. :)
Страницы: Пред. 1 ... 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 ... 260 След.