Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5
ПРЕВРАТНОСТИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА
Владислав Фельдблюм

ПЛАНИРОВАНИЕ И КОНТРОЛЬ - ПУТЬ К УСПЕХУ


        Прошло двадцать лет с тех пор, как в стране началась "радикальная экономическая реформа". Её результаты хорошо известны и  дополнительных комментариев не требуют. Нынешняя власть много сделала, чтобы остановить разрушительные процессы, оттащить страну от гибельной черты, у которой она оказалась в 90-е. Но анализ показывает, что этого недостаточно. Думается (это было заметно в период выборной кампании), что положение в стране многими политиками оценивается слишком оптимистично.
        Серьёзной помехой на пути экономического развития является сохраняющаяся низкая производительность труда, на фоне которой продолжает расти заработная плата. Это ведёт к тому, что совокупный спрос всё больше опережает совокупное предложение. Долгосрочные возможности нашей экономики всё больше отстают от наших аппетитов. Наши бесконечно возрастающие потребности всё больше приходится удовлетворять за счёт импорта. Возрастает зависимость страны в обеспечении продуктами питания, одеждой, лекарствами, бытовой техникой, компьютерами и многими другими жизненно важными товарами.  Конечно, интеграция в мировую экономическую систему необходима, и это уже свершившийся факт. Но то, что происходит, всё больше напоминает не разумную интеграцию, а приближение к той опасной черте, за которой начинается потеря экономической безопасности и национальной независимости.
       Экономика во многих отношениях остаётся скорее спекулятивной, чем реальной. С уходом от плановой экономики нарушается сбалансированное развитие ключевых отраслей народного хозяйства. Нынешнее состояние энергетики не обеспечит необходимых темпов экономического роста. Неразвитость транспортной инфраструктуры сдерживает рост товарооборота между регионами. Многие отрасли вообще перестали функционировать, и их потребуется восстанавливать практически с нуля. Если представить себе, насколько взаимосвязаны отрасли народного хозяйства и какие это создаёт проблемы, то неизбежен вывод - стране фактически предстоит новая индустриализация. Она потребует не только многомиллиардных вложений, но и строго целевого, грамотного их освоения, потребует полной уверенности в достижении конечных результатов.
     Декларируемые официальной статистикой экономический рост и повышение реальных доходов населения плохо согласуются с реальностью. Продолжаются банкротства ещё недавно успешно работавших предприятий, а адекватной замены не видно. Не принимается достаточных мер для замены изношенного оборудования в машиностроении, в энергетике, в строительстве, на транспорте, в жилищно-коммунальном хозяйстве. Серьёзную угрозу здоровью и жизни людей создаёт экономическая вседозволенность в условиях некомпетентности и безответственности. В практику внедряются неграмотные технические решения, нарушаются (или вообще отсутствуют) технологические регламенты. Продолжается неконтролируемое загрязнение окружающей среды. Не секрет, что "положительные" результаты анализов и экспертиз, разрешения, лицензии и сертификаты можно просто купить. Повсеместно обостряется проблема нехватки квалифицированных кадров, разрушается преемственность их подготовки. Человеческий фактор всё чаще становится главной причиной аварий и катастроф. Всё более проблемным становится доступное и качественное медицинское обслуживание населения. В образовании и науке идут негативные процессы снижения качества и имитации реальной работы. Отдельные достижения в этой сфере не отражают общего положения дел.  
     Инфляция не ослабевает, что негативно сказывается и на инвестициях, и на сбережениях населения, и на качестве жизни многих граждан. В условиях высокой инфляции нельзя добиться динамичного и устойчивого роста экономики. Думается, всё же не обойтись без серьёзных политических мер по сдерживанию роста цен, разумеется при одновременном  ускоренном развитии  отечественного производства жизненно важных потребительских товаров для продажи их населению по доступным регулируемым ценам. Рост цен и тарифов по многим позициям опережает номинальное повышение доходов населения. Основные надежды в борьбе с бедностью возлагаются на общий экономический рост, но парадокс в том, что разрыв в доходах, и без того крайне высокий, продолжает усугубляться. Во властные органы всех уровней проникли необязательность и безответственность. Нечестность и ложь становятся образом нашей жизни, а коррупция - национальным бедствием. Людям трудно планировать своё будущее, жизнь своих семей и своих детей.
       Нельзя и дальше медлить с решением проблемы разваливающегося ЖКХ. Положение в этой сфере медленно, но неуклонно движется к чрезвычайному. Те, от кого зависит принятие решений в этой сфере, заигрались в опасные игры. Они мечтают о привлечении в ЖКХ множества конкурирующих частных собственников, горящих желанием управлять, финансировать и ремонтировать. Возможно, в будущем так и будет. А пока жильцы, в массе своей, боятся новоявленных частных управляющих компаний. Эти компании маломощны и не в состоянии справляться с необходимым объёмом работ. В этих компаниях много нечестных и некомпетентных людей, которые норовят лишь выкачать деньги из жильцов. Более того, в силу дефицита умелых и грамотных кадров, эти компании вполне способны устраивать многочисленные аварии в домах.
     В создавшейся обстановке крайне безответственно обставлять выделение средств регионам на восстановление жилья глупым и нереальным условием насильственного внедрения частников в эту сферу. Это требование напоминает приснопамятную насильственную коллективизацию или кампанию по повсеместному насаждению кукурузы. При нынешнем состоянии ЖКХ непродуманные новации крайне опасны, отрасль может просто рухнуть. Следует срочно и жёстко наводить порядок в существующей структуре ЖКХ, набирать нормальных сантехников (не пьяниц), укреплять дисциплину. И разумеется, не препятствовать добровольному оказанию частниками всевозможных услуг населению как в этой сфере, так и в других.    Средства на восстановление и развитие ЖКХ должны выделяться как центром, так и регионами, в достаточных объёмах и с единственным условием - расходовать их действительно на замену ржавых труб, а не разворовывать. Нужен постоянный жёсткий контроль за целевым расходованием этих средств и реальными конечными результатами. Для этого целесообразно подключить и общественность.  
     Необходимо остановить бесконтрольную коммерцию в здравоохранении. Коммерческое здравоохранение допустимо лишь в дополнение к бесплатному, причём бесплатные услуги должны оказываться так же умело и добросовестно, как и коммерческие. Соотношение тех и других услуг должно регулироваться законодательно. Хотя это и трудно, но надо разработать и реализовать меры по привязке оплаты труда врачей к качеству их работы. Следует разработать систему мер по повышению ответственности врачей за достоверность диагностики и эффективность лечения.                  
      Неуверенность в завтрашнем дне - главная причина демографической проблемы. Она имеет системный характер и не решается только путём финансовых вливаний, здесь требуется общее социально-экономическое оздоровление обстановки в стране. Обращает на себя внимание редакционная статья в американском журнале "Бостон глоб" под заголовком "Опасная тенденция:  России грозит системный упадок", размещённая на сайте ИноСми.Ру (http://www.inosmi.ru/stories/08/05/06/3531/241197.html).  В статье, в частности, говорится: "В опубликованном на прошлой неделе прогнозе Фонда населения ООН утверждается, что за ближайшие 40-50 лет население России сократится с нынешних 142 миллионов до 100 миллионов. В докладе этого ведомства высоко оцениваются предпринимаемые в последнее время правительством страны меры по повышению уровня рождаемости и увеличению средней продолжительности жизни россиян. Однако, этого недостаточно, чтобы переломить воздействие факторов, негативно влияющих на демографическую ситуацию:  неизбежное сокращение количества женщин репродуктивного возраста,  плохое качество здравоохранения,  многочисленные автомобильные и промышленные аварии,  распространённый алкоголизм,  а также социальные условия, не способствующие созданию семьи...Никакие нефтегазовые доходы, попадающие в руки кремлёвских плутократов, не спасут Россию от системного упадка, если эти излишки не будут вкладываться в здравоохранение и социальное обеспечение, модернизацию промышленности и создание реальных стимулов для повышения рождаемости".
        Нам  необходимо быстрее повышать уровень жизни большинства граждан и, не допуская уравниловки, устранять чрезмерное социальное расслоение с помощью прогрессивного налогообложения и другими экономическими методами.  Должны быть приняты экстренные меры по ликвидации беспризорности, по организации мест ночлега и хотя бы скромного питания для бездомных. Надо разработать и внедрить систему продажи узаконенного минимума жизненно важных товаров по твёрдым ценам малоимущим. Нужно разработать и реализовать государственную программу  обеспечения хотя бы скромным жильём всех нуждающихся.
       В последнее время придаётся большое значение необходимости ужесточения мер борьбы с коррупцией. Борьба с коррупцией должна носить системный характер, причём как в государственном, так и в частном секторах.  Ограничиваться исключительно уголовной ответственностью в условиях столь широко распространённой коррупции - значит неизбежно скатиться к приснопамятным массовым репрессиям. Система антикоррупционных мер должна включать соответствующую экспертизу принимаемых законов и механизмов их исполнения, внедрение безналичных расчётов и электронных денег, контроль за прозрачностью и законностью деятельности финансовых учреждений, пересмотр и введение в цивилизованные рамки понятия коммерческой тайны, чёткую регламентацию и контроль деятельности органов управления на всех уровнях, ужесточение антикоррупционного контроля за деятельностью предприятий всех форм собственности, усиление гласности и повышение роли общественности в борьбе с коррупцией.
      В науке и образовании пора прекратить хвастливые разговоры о бесконечных "научных достижениях"  и о "самом лучшем в мире образовании".  Критерием успехов здесь, в конечном счёте, может быть только реальный рост социально-экономического потенциала страны. А пока что, несмотря на внушительную армию профессоров и академиков с их реальными или мнимыми достижениями, страна никак не может выбраться из разряда отстающих.
Не хочется огорчать учёных коллег, но думается, что всё-таки не обойтись и без серьёзной реформы РАН с её институтами, и без создания по-настоящему дееспособных научно-технических комплексов, и без усиления государственного управления в научно-технической сфере. Возник опасный порочный круг:   нехватка квалифицированных учителей порождает безграмотность учеников, последняя приводит к безграмотности будущих учителей и т.д. То же относится и к науке. За последние 20 лет Россия потеряла 740 тыс. учёных. За период с 1989 по 2005 г.г. (по данным центра науковедения Института истории естествознания и техники РАН) численность научных работников сократилась с 1 млн. 119 тыс. до 381 тыс. человек, т.е. в 2,9 раза. Особенно опасна возрастающая нехватка учёных среднего возраста. Подготовка таких учёных занимает как минимум семь лет после окончания вуза. Заполнить эту нишу за несколько лет, даже влив в науку крупные денежные суммы, невозможно. Здесь требуется планомерная и продолжительная работа. В противном случае процесс станет необратимым, и Россия вообще лишится отечественной науки.  Это относится к академической и, отчасти, к  вузовской науке. А что же сказать о нашей прикладной, отраслевой науке? Она развалена, а без неё невозможны разработка и внедрение новых наукоёмких  технологических процессов. Только в оборонных отраслях положение ещё терпимое. Но надолго ли? Ведь в экономике всё взаимосвязано.
         Положение в науке усугубляется ещё и развалом отечественной экспериментальной базы для научных исследований. Нами командуют чиновники, преисполненные самых лучших намерений, но зачастую не представляющие себе специфики научного исследования или технологической разработки. Они с апломбом твердят:  надо финансировать не институты, а их конечные результаты;  надо платить только тем учёным, кто выдаёт на гора много цитируемых публикаций, и так далее в том же духе. Они искренне убеждены, что таким путём они стимулируют научную работу. Но они не понимают, что учёный-экспериментатор  работает не дома на кухне и не в чиновничьем кабинете, что он не выковыривает ценные результаты из собственного носа. Чтобы были результаты, учёному-экспериментатору нужны институты с их разветвлённой и сложной инфраструктурой, нужны хорошо оснащённые лаборатории, дорогие современные приборы, установки, вспомогательные материалы и т.д. Всё это, в свою очередь, требует развития соответствующих отраслей промышленности и многолетнего труда. Конечно, есть альтернатива - покупка этого за большие деньги за рубежом, как мы сейчас многое покупаем, вплоть до продовольствия, лекарств и множества других жизненнно необходимых товаров...Как же можно не платить за ту самую базу, за её многолетнее поддержание на работоспособном уровне, на которой только и можно получать конкретные результаты?!  Каждому, кто сохранил хотя бы элементы здравого смысла, совершенно ясно, что финансировать необходимо и институты, и лаборатории, причём хорошо финансировать, чтобы их экспериментальная база могла планомерно развиваться и пополняться образцами новых средств научного исследования. Другое дело, и это очень важно, чтобы был оперативный и компетентный контроль за результативностью работы научного учреждения и работающих в нём учёных. А за выдающиеся результаты следует, как это делается за рубежом, выплачивать премии-бонусы. И не какие-то жалкие подачки, а достаточные для того, чтобы учёный, сделавший крупное открытие или пионерское изобретение, становился по-настоящему богатым человеком. Сильная мотивация труда, компетентность и условия для работы - вот три кита, на которых во всём мире держится высокая наука.
          В образовании назрели неотложные меры по повышению его качества в увязке с текущими и перспективными потребностями народного хозяйства. Необходимы новые образовательные стандарты, с уходом от чрезмерного теоретизирования и приближением к специализации и профилю работы будущего молодого специалиста. Требуется увязка работы вузов с работодателями и, возможно, хоть какое-то подобие распределения выпускников для работы по специальности. Жизнь показала, что предоставление учебным заведениям полной самостоятельности и свободы в наших условиях ведёт к снижению качества образования. Поэтому нужна более эффективная система контроля за деятельностью учебных заведений:  за соблюдением образовательных стандартов, за качеством чтения лекций и проведения практических занятий, за объективностью всех видов проверки знаний учащихся, за недопущением перегрузки преподавателей в ущерб качеству их работы, за прозрачностью расходования бюджетных и внебюджетных средств учебного заведения. Не умаляя важности проведения научных исследований в вузах, основным критерием оценки их работы должна быть всё-таки образовательная деятельность.  Следует повышать требования к работе учёных советов и качеству защищаемых диссертаций.  
      Теперь вузы должны ещё и спасать от полного развала  систему начального и среднего профессионального образования (ПТУ). Российским предприятиям становится с каждым годом всё труднее находить на рынке труда квалифицированных рабочих. Положение может исправить разработка и реализация системы включения учреждений начального и среднего профессионального образования в состав профильных вузов в качестве их структурных подразделений. Низкой остаётся заработная плата школьных учителей и профессорско-преподавательского состава вузов. Профессор вуза получает зарплату ниже, чем у квалифицированного рабочего на промышленном предприятии или у секретарши в преуспевающей коммерческой фирме.
      Переломить описанные выше негативные тенденции можно только на основе тщательно разработанного плана, с конкретными результатами и сроками.  Необходима координация экономической деятельности всех регионов, всех отраслей, предприятий всех форм собственности для достижения общей цели - всестороннего социально-экономического развития страны. Без этого все наши "сценарии" и "стратегии" останутся лишь на бумаге. Планирование, учёт и контроль отнюдь не противоречат современной рыночной экономике. Не создают они препятствий и для развития малого и среднего бизнеса. Напротив, продуктивный (а не криминальный) бизнес займёт свою нишу в общих усилиях, обретёт уверенность и перспективы в работе.
        Следует прекратить разрушительную практику "демонополизации", "дерегулирования" и насаждения конкуренции даже там, где она неуместна и вредна. Эта практика давно себя скомпрометировала. Конечно, необходимо поощрять честных и умелых бизнесменов, создавая им благоприятные условия. Но нельзя объявлять "нерыночными мерами" и "избыточным государственным вмешательством"  законные действия по недопущению на рынок безграмотных и безответственных "предпринимателей". Их активная "деятельность" не только наносит обществу моральный и экономический ущерб, но и всё чаще становится причиной аварий и катастроф.
       Ни в коем случае нельзя ослаблять роль государства в управлении  важными отраслями экономики. Напротив, необходимо способствовать созданию дееспособных и эффективных вертикально интегрированных структур, расширять систему государственных заказов с охватом всех ключевых отраслей и с участием предприятий всех форм собственности. Необходим жёсткий контроль над целевым расходованием средств и реальными конечными результатами.  Для повышения мотивации работников госаппарата на добросовестную и эффективную работу целесообразно, сократив штаты, значительно увеличить остальным заработную плату, с одновременным повышением административной ответственности за упущения и введением более суровой уголовной ответственности за злоупотребления и нарушения законности.
       В советское время  планирование было возведено в ранг закона. При этом государство по отношению к предприятию выступало в ролях и заказчика, и поставщика, и инвестора. Это обстоятельство обеспечивало высокую степень определенности и значительно облегчало задачу планирования. В условиях рынка эти три основные составляющие процесса планирования представляют собой группы независимых и, более того, неопределенных факторов. По сугубо политическим мотивам планирование в российской экономике было свёрнуто. Это было вызвано превратным пониманием рыночных процессов как стихийных и неуправляемых. Безусловно, роль и принципы планирования в условиях рынка принципиально отличаются от тех, которые были в условиях государственной плановой экономики. Однако, в условиях современного рынка роль планирования значительно возрастает.
        Многие ли российские предприятия имеют стратегию и планы своего развития?  План – это продуманные действия, а не рефлексивная суета. План позволяет определить критерии и контролировать эффективность работы менеджмента. Безусловно, идеальных планов, которые будут выполнены в точности, как это задумывалось первоначально, не существует. Планы разрабатываются для определения стратегии и тактики, а жизнь вносит в них свои коррективы.  План позволяет мобилизовать необходимые ресурсы для достижения совершенно определенных целей и превратить процесс принятия управленческих решений из хаотичного в целенаправленный, хорошо организованный и последовательный.
       Государство, полностью отказавшееся от планирования в промышленности, обречено на гибель. Оно не в состоянии эффективно управлять экономикой. Единственным реальным источником бюджетных поступлений являются предприятия и организации, осуществляющие активную экономическую деятельность. Прогнозирование бюджетных поступлений и до сих пор часто осуществляется без учета действительного и будущего состояния ключевых отраслей и бюджетообразующих предприятий. Поскольку ситуация на предприятиях может быстро изменяться, а также и потому, что многие из них требуют серьезных преобразований или уже находятся в процессе реконструкции, использование реальной информации о состоянии и планах развития предприятий, особенно крупных, является обязательным условием  достоверности прогнозов доходов государственных бюджетов всех уровней.
       Только достоверная информация о планах развития предприятий позволяет сделать выводы, без которых невозможно развитие современной экономики.  Сколько будет создано новых рабочих мест? Будут ли сохранены старые рабочие места? В каком направлении должна развиваться система переподготовки кадров, какие затраты планировать на обучение? Сколько денег потребуется на выплаты пособий по безработице? Какие планируются "технологические цепочки", когда одно предприятие может получить заказ от другого и, следовательно, рационально загрузить производственные мощности? Какой уровень потребления электроэнергии, топлива, воды и т.д. ожидается в будущем? Какой объем ресурсов потребуется для реализации планов основных промышленных потребителей? Все эти и многие другие вопросы нельзя решить без планирования. Правда, некоторые из тех, кто относит себя к экономической элите, до сих пор продолжают нам внушать, что в рыночной экономике эти вопросы решаются автоматически, сами собой. Но догмы, вычитанные из устаревших экономических учебников, уже давным-давно неприменимы к современной рыночной экономике.  
      Без планирования невозможно и разумное привлечение инвестиций. На рынке России сложилась парадоксальная ситуация. Есть немало инвесторов, особенно иностранных, желающих инвестировать. И есть практически полное отсутствие профессионально подготовленных предложений со стороны предприятий. Если предприятие не в состоянии представить реалистичный бизнес-план, демонстрирующий стратегию его развития и эффективность инвестиционного проекта, то оно не может рассчитывать на привлечение инвестиций. При этом, бизнес-план должен быть подготовлен в полном соответствии с международными стандартами, независимо от того, кто является потенциальным инвестором. Принципы планирования и оценки эффективности инвестиций сегодня едины, как в России, так и в других странах.
       Без планирования нельзя решить и задачу создания ответственных и эффективных собственников. Анализ итогов массовой приватизации начала 90-х показывает, что главная ее цель – создание эффективного собственника - так и не была достигнута. Эффективный собственник – это тот, кто готов принять на себя всю полноту ответственности за предприятие, находящееся в его собственности. В России отсутствуют реальные механизмы контроля над приватизированной собственностью. Более того, сама идея такого контроля подвергается обструкции как чуждая либеральной экономике. Неужели директор предприятия, на котором работают сотни, а иногда и тысячи людей, не должен быть ответственен перед государством за те социальные последствия, которые могут возникнуть в результате его непрофессиональной работы?  Ведь именно государство сплошь и рядом расплачивается за негативные последствия безответственных и некомпетентных действий собственников. Государство обязано и контролировать процесс приватизации,  и предвидеть его последствия. Необходимо  ввести в практику жесткое требование: разрешение на приватизацию может получить только тот инвестор, который предлагает эффективную и реалистичную программу развития предприятия. Должны быть  предусмотрены и санкции по отношению к инвесторам в случае невыполнения продекларированных ими программ или планов развития, вплоть до смены собственника. Существующая процедура банкротства сложна и громоздка, необходимы более действенные и менее коррупционные инструменты.
       Задача государства - в кратчайшие сроки создать единую и сквозную систему планирования, которая позволит эффективно решать указанные выше задачи. Современный уровень развития информационных технологий и вычислительной техники позволяет решить эту проблему. С методической точки зрения, имеются и российские разработки в области стратегического планирования, и разработки в США, Великобритании, Франции, Италии, Германии, Японии, Китае. В специфических российских условиях представляется важным учёт инициативы регионов, увязка региональных планов с общефедеральными. В конечном итоге, планирование в центре и в регионах должно быть совместным.
      В американской газете "Вашингтон пост" 30 июня 2008 г. напечатана статья Джима Хогланда под заголовком "Свобода действий для России" (http://www.inosmi.ru/stories/07/04/25/3510/242267.html). Смысл этого заголовка в том, что Америке следует не нажимать на Россию, а наоборот  предоставить ей полную свободу действий с тем, чтобы Россия смогла сама убедиться в правильности американского прогноза. Что же предрекается нашей стране? Прогноз отнюдь не оптимистичен: "Экспорт энергоресурсов приносит России огромные валютные доходы. Но ресурсный бум скрывает общую неспособность страны развивать другие отрасли экономики. Промышленность находится в стагнации, а годовые темпы инфляции составляют 12 процентов... Pоссийская экономика - это колосс на глиняных ногах".  Неужели это мрачное пророчество сбудется? Наша страна не раз бывала в трудных ситуациях. И каждый раз своевременно осознавала реальное положение дел, находила в себе силу и мужество для победы. Так должно быть и на этот раз!

http://vladislav-expert.narod.ru

E-mail:  vladislav_feldbl@mail.ru
ОЧАРОВАНИЕ НАУКИ
Владислав Фельдблюм

 НАЧАЛО  ПУТИ
(из книги "Вторжение в незыблемое: путь химика в политическую экономию", 2007)

       Это началось где-то в 70-х. Я заведовал крупной лабораторией в НИИМСК. Мне довелось быть научным руководителем широкой и актуальной тематики. В разработке нового технологического процесса всегда участвовали специалисты различного профиля: химики, технологи, механики, конструкторы, строители, экономисты, математики, экологи, токсикологи, патентоведы, специалисты по контролю и автоматизации технологических процессов, специалисты по охране труда и технике безопасности, специалисты по защите промышленного оборудования от коррозии и т. д. В задачу научного руководителя входила координация их работы для достижения общей цели - разработки технологического регламента на новый процесс. Этот ответственный документ должен был содержать все сведения, необходимые для грамотного проектирования, строительства и надёжного внедрения нового процесса в промышленность. Чтобы выполнить свою задачу, научный руководитель обязан быть широко образованным, ответственным и целеустремлённым человеком. Конечно, всё знать невозможно. Но должен быть определённый уровень разносторонней подготовки, должно быть умение быстро вникать в суть новых сложных вопросов. Здесь не отделаешься общим напутствием типа "давайте, ребята, работайте!"  В этом случае можно гарантировать  результат из басни Ивана Андреевича Крылова о лебеде, раке и щуке...Слаженная работа начинается только там, где научный руководитель разработки понимает специалистов, говорит с ними на их профессиональном языке, принимает адекватные и понятные им решения. Приходилось постоянно работать над собой, расширять эрудицию в разных областях, учиться сложному искусству руководства научными коллективами.
         От других научных руководителей меня отличала одна особенность - обострённый интерес к гуманитарным наукам. Причины этого уходили корнями в детские и юношеские годы. Видимо, сказалось то, что мои родители, убеждённые коммунисты с большим стажем, часто говорили при мне на общественно-политические темы. Как и они, я свято верил в истинность марксистско-ленинских идей, в непререкаемость политики коммунистической партии. И на студенческой скамье, и позднее в заочной аспирантуре я с неподдельным интересом изучал историю партии, марксистско-ленинскую философию, основы научного коммунизма. Подчёркиваю - изучал с искренним интересом, а не для того лишь, чтобы сдать экзамены. Работая в НИИМСК, охотно посещал семинары и факультативные занятия по общественным наукам. Этот интерес, а не жажда карьеры, привёл меня в партию. Я стал коммунистом в декабре 1963 года, в возрасте 28 лет, уже будучи заведующим лабораторией. Многие годы выполнял партийные поручения: был пропагандистом, избирался секретарём первичной партийной организации, случалось быть и членом парткома НИИМСК. Забегая вперёд, скажу, что в 1985 году я горячо приветствовал перестройку, гласность, активизацию общественной жизни. В то же время, я, единственный в НИИМСК, выступил категорически против "радикальной экономической реформы". Я уже тогда отчётливо сознавал, какие последствия она сулит. Я выступил за реформирование партии, за осознание коммунистами всей пагубности безграмотного и безответственного разрушения единого экономического организма страны, за его планомерное и поэтапное совершенствование. В ноябре 1990 года партийная организация НИИМСК, насчитывавшая в то время около 300 коммунистов, единогласно рекомендовала избрать меня делегатом на ХХХI Ярославскую городскую партийную конференцию. Я был избран делегатом от Ленинской районной партийной организации. На конференции меня избрали в члены Ярославского горкома КПСС и ввели в состав идеологической комиссии горкома. Я и там отстаивал свою позицию. Но было уже поздно. Этот горком оказался последним в истории Ярославля. Я оставался в партии вплоть до её запрета. До сих пор храню свой партийный билет как дорогую, памятную реликвию.
          Но вернёмся к началу, за двадцать лет до этих событий. Мои научные интересы стремительно расширялись. Катализаторами этой творческой экспансии стали динамика всей нашей жизни, события в стране, встречи и сотрудничество с интересными людьми. В студенческие годы мой интерес к обществоведению проявлялся в том, что я часто задавал преподавателям "неудобные" вопросы. Задавал искренне, хотелось разобраться. Но преподаватели почему-то считали мои вопросы неуместными и даже провокационными. И вот я в НИИМСК руковожу кружком в сети партийной учёбы. И теперь те же самые вопросы стали задавать мне мои кружковцы! Это были умные, образованные, любознательные люди. Мне было стыдно отмахиваться от их вопросов подобно тому, как отмахивались от моего любопытства институтские преподаватели. А вопросы были серьёзные. Почему в нашей стране громили генетику и кибернетику в то время, когда за рубежом эти науки успешно развивались и давали важные практические результаты?  Чем не понравилась партийному начальству химическая теория резонанса? Почему первое лицо в государстве присвоило себе право последнего слова в языкознании? По какому праву академик Лысенко терроризировал биологию? Как могло случиться, что на словах были за науку, а на деле тормозили её развитие?
           Естествознание, несмотря на административные наскоки, всё же развивалось. Но в общественных науках царил застой. Если в физике или химии всё-таки допускались различные трактовки, то в обществоведении любое отклонение от официальной точки зрения немедленно пресекалось. Для меня было очевидно, что любое учение, претендующее на научность, не может десятилетиями жить и развиваться без новых взглядов, идей, теорий. Тогда это не наука, а что-то другое: набор догматов, подобие слепой веры, разновидность религии. Становилось всё более очевидным, что этот идеологический застой входит в противоречие с объективной необходимостью научного и технического развития. Такое положение представлялось мне ненормальным, опасным для будущего нашей науки и техники, и в конечном счёте - для страны. Важнейшая функция науки - получение достоверных данных о действительности. В своё время Карл Маркс достоверно и глубоко изучил капитализм той эпохи. Прошло сто лет, и капитализм изменился. Почему он не погиб, как предсказывал Маркс? Великая депрессия 30-х привела к резкому падению производства и невиданному до того всплеску безработицы. В 1932 году в США было 17 миллионов безработных. Но и это не привело капитализм к гибели. "Новый курс" президента Рузвельта в 1933-1938 г.г. сумел выявить и раскрыть внутренние резервы капитализма и преодолеть кризис. Капитализм проявил не предвиденную Марксом высокую жизнеспособность. Он обнаружил способность к исторически своевременной модернизации в государственный капитализм. "Новый курс" эффективно сочетал меры по усилению государственного регулирования экономики с социальными реформами в пользу трудящихся. И это - при сохранении частной собственности, предпринимательской деятельности и традиционно присущей американцам деловитости, творческой инициативы. Экономическая теория Маркса, адекватно описывавшая ранний капитализм, оказалась не вполне пригодной для столь же достоверного описания современного капитализма. Этот принципиальный вопрос предстояло серьёзно осмыслить.
           Особенно много вопросов, требовавших переосмысления, появилось при сравнении темпов экономического развития СССР и США. С одной стороны, налицо грандиозные успехи Советского Союза в экономическом развитии. За период с 1917 по 1977 годы национальный доход страны увеличился в 100 раз, промышленное производство выросло в 225 раз, продукция сельского хозяйства увеличилась в 4,6 раза, грузооборот всех видов транспорта увеличился в 66 раз. К 1977 году СССР обогнал США и вышел на первое место в мире по добыче нефти, угля, железной руды, по выплавке чугуна и стали, по выжигу кокса, по производству минеральных удобрений, по выпуску тракторов, тепловозов, электровозов, пиломатериалов, цемента, шерстяных тканей, кожаной обуви, сахарного песка, животного масла и т.д.  С другой стороны, по многим важным экономическим показателям СССР продолжал отставать от США.  Это относилось в целом к ВНП, к производству электроэнергии, автомобилей, многих видов продукции машиностроения, к производству ряда сельхозпродуктов (например, мяса), к выпуску высокотехнологичных машин и оборудования, станков, приборов, бытовой техники, приборов и аппаратуры для научных исследований, многих продуктов питания, одежды и обуви. Ассортимент и качество большинства американских товаров были значительно выше, чем у нас.
          Конечно, огромный урон нашему народному хозяйству нанесла Великая Отечественная война. Победа досталась нашему народу дорогой ценой. Страна потеряла свыше 20 миллионов человек. Материальный ущерб составил 2600 миллиардов рублей. Были разрушены сотни городов, десятки тысяч сёл, около 30 тысяч промышленных предприятий. Победа стала великим подвигом советского народа, руководимого партией коммунистов. И этот подвиг является объективным историческим свидетельством созидательных возможностей прежней советской системы. Страна сумела в короткий срок не только восстановить разрушенное народное хозяйство, но и продвинуться вперёд. Выход в космос, достижение и сохранение военно-стратегического паритета с США, второе место в мире по экономическому развитию - всё это доказывает, вопреки легковесным и недобросовестным суждениям, что советская страна достигла впечатляющих успехов.
         Советский Союз слишком долго был вынужден ставить во главу угла производство средств производства. Огромные средства затрачивались на создание вооружений и военной техники. Это обеспечивало выживаемость и обороноспособность страны в эксремальные периоды её истории. Советские люди это понимали и с этим мирились. Но, спустя десятилетия, такая политика становилась всё менее понятной. "Холодная война" высасывала  слишком много средств в ущерб повседневным нуждам людей. С одной стороны, мы справедливо гордились нашими достижениями в освоении космического пространства, а с другой - недоумевали по поводу множества жизненных неурядиц. Почему и через много лет после войны в нашу жизнь прочно вошли нехватка самого необходимого, постоянные дефициты, очереди?
        Слабым местом советской системы всё больше становилась и проблема научно-технического прогресса. На съездах партии и пленумах ЦК регулярно ставились задачи типа "догнать и перегнать" США по производству продукции на душу населения, раздавались призывы к развитию науки и техники, провозглашался лозунг о необходимости превращения науки в "непосредственную производительную силу" общества. Между тем, в США только за десять лет с 1955 г. по 1965 г. научно-технический персонал увеличился вдвое. В 1964 году США затратили средств на научные исследования и технологические разработки в расчёте на душу населения примерно в 10 раз больше Англии, в 20 раз больше Германии и Франции, в 30 раз больше Японии, в 50 раз больше Канады и в 70 раз больше Италии. В 1964 году ассигнования на научные исследования и разработки в США составляли 3,4 % от ВНП, а в 1986 году сохранились на уровне около 3 %. И это при том, что ВНП за эти два десятилетия вырос примерно в 6 раз! В расчёте на душу населения ассигнования на науку выросли от 100 долларов в 1964 г. до 500 долларов в 1986 г. К середине 80-х общие затраты на развитие науки и техники в США превысили 100 миллиардов долларов. Решающий вклад в развитие американской науки и техники внесло государство. На федеральном уровне все эти годы разрабатывалась и осуществлялась общенациональная научно-техническая политика. Роль частного капитала, конечно, была велика, но не настолько, как это иногда пытаются представить.
          Благодаря такой целенаправленной научно-технической политике, наука в США на деле превратилась в непосредственную производительную силу. Она стала одним из важнейших приоритетов государственно-монополистического капитализма. Естественно, возникал принципиально важный вопрос:  каким образом главная страна "загнивающего и умирающего капитализма" давным-давно решила ту задачу, которую КПСС десятилетиями ставила, но так и не смогла решить? Снова и снова давало о себе знать несоответствие между естественной необходимостью технологического обновления и задубенелым идеологическим застоем. Советская политическая экономия была классовой. Она чётко разделяла политическую экономию на две части:  "буржуазную" и "пролетарскую". В моём сознании это не укладывалось. Как можно науку делить по классовому принципу? Ведь нет пролетарской и буржуазной физики, химии или математики! Цель любой науки - выяснение научной истины. Выходит, для пролетария - одна объективная истина, а для буржуа - другая? Всё больше я склонялся к выводу, что утверждение о классовом характере обществоведения ненаучно. В итоге, к середине 70-х в моём сознании накопилась определённая "критическая масса", и я вплотную приступил к работе над захватившей меня проблемой.
        Общественное производство - сложнейшая система. Она включает самые разнородные процессы: социальные, экономические, технологические, физические, химические, биологические и т.д. В этой системе действует множество факторов:  люди, сырьевые и энергетические ресурсы, машины, продукты производственной деятельности, окружающая среда и пр. Эти факторы не являются изолированными. Они взаимосвязаны и активно влияют друг на друга. К тому же, всё это многообразие, сложное уже само по себе, не является статичным. Оно претерпевает постоянные изменения во времени. Стало совершенно очевидно, что адекватно описать эту многофакторную и изменчивую систему теми средствами, которые были доступны во времена Маркса и Энгельса, было изначально невозможно. Можно было лишь выделить и исследовать некоторые существенные черты этой системы, некоторые тенденции её развития. Это классики марксизма и сделали, и для своего времени сделали блестяще.
        Теперь требовался современный подход, основанный на использовании новых методов исследования.  В силу сказанного выше, этот подход  должен был быть междисциплинарным. Требовалось исследование  на стыке наук и через взаимодействие наук - о природе, человеке, обществе. Оно обязано было впитать знания, накопленные за полтора столетия после первых экономических трудов Маркса и Энгельса, в частности, огромный исторический опыт. Конечно, не могло быть и речи ни о каком "классовом подходе". Во главу угла с самого начала следовало положить принципы научной объективности, историчности и преемственности. Одинаково внимательного и вдумчивого анализа заслуживали и марксистский подход, и все другие экономические учения. Но нельзя было идти по пути чисто механического смешивания различных взглядов. Нужна была стройная и основанная на фактах научная теория. Она должна была ответить и на те вопросы, которые остались вне поля зрения классиков марксизма, и на те вопросы, которые история поставила уже в наше время. Более того, такое исследование не представляло бы никакой ценности, если бы оно не обладало достаточной способностью к надёжному прогнозу. Достоверность любой научной теории проверяется опытом, практикой. В естествознании это - наблюдение природных явлений и научный эксперимент, а в обществоведении - соответствие между теорией и общественной практикой.
        Осознания сказанного уже было достаточно, чтобы напрочь отвратить кого угодно от попыток этой неимоверно трудной работы. Но и это было не всё. В то время не было ни малейшего шанса на опубликование результатов такого исследования. Более того, за такое могло крупно не поздоровиться. Ведь это был в чистом виде "ревизионизм"! Понятно, что на подобное вторжение в святая святых было очень трудно решиться, и я долго колебался. Не хотелось обрекать себя на работу, сознавая, что она с большой вероятностью превратится в сизифов труд.  И тем не менее, вопреки обычно понимаемому "здравому смыслу", я всё-таки взялся за создание современной общеэкономической теории. Что двигало мной? Признаться, мне до сих пор трудно ответить на этот вопрос. Возможно, главным мотивом было любопытство, обострённый интерес к проблеме, который подкреплялся осознанием её огромной важности. Не исключено, что где-то в глубине души теплилась надежда на какое-то везение, на то, что когда-нибудь эта работа окажется востребованной и известной людям. Скорее всего, я всем своим существом почувствовал:  грандиозность и важность проблемы такова, что надо отбросить все сомнения.  Что-то вроде сакраментального "если не я, то кто же?"...
         Итак, работа началась. Впереди были первые результаты этой работы, конфиденциальные беседы с коллегами, памятная для меня встреча с Александром Николаевичем Яковлевым, начало перестройки, полностью подтвердившее теоретический прогноз. Впереди была трансформация перестройки в бандитский капитализм 90-х, разгул бессовестной свободы в стране, мой уход из НИИМСК и опубликование книги "К общеэкономической теории через взаимодействие наук" (1995). Впереди было моё обращение в "Российскую газету", передача книги в администрацию Б.Н.Ельцина, а также другие события, подтвердившие прогнозы  современной общеэкономической теории - главного дела моей жизни.
 
professor-vf.narod.ru
E-mail: vladislav_feldbl@mail.ru
ОСТОРОЖНО - ЛЖЕНАУКА!
Владислав Фельдблюм

О НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЯХ, НАУКЕ И ЛЖЕНАУКЕ
(размышление на актуальную тему)
 
    Зададимся вопросом: чем отличается истинный учёный от обычного смертного? Ответ следует искать в интересной и важной области - психологии научного познания. Многие думают, что настоящий учёный тот, кто много знает. Это заблуждение. Конечно, безграмотный не способен не только на научное открытие, но и вообще ни на что в науке. Но не может совершить научное открытие и "всезнайка" или, как его (её) ещё называют, "ходячая энциклопедия". Иметь определённый объём знаний - это необходимое, но не достаточное условие для успешного научного творчества. Ведь то, что верно, то неново, а то, что ново, то неверно. Тот, кто полагает, что знает всё, по определению не может сделать открытие. Плодотворно работающий учёный всегда сочетает грамотность с изрядной долей здорового скептицизма.
   Многие добавляют к необходимости иметь обширные познания ещё и трудолюбие, упорство, целеустремлённость. Без всякого сомнения, эти качества необходимы учёному. Как говорят, "без труда не выудишь и рыбку из пруда"! Но ведь никто из великих впрямую не ставил перед собой цели совершить великое открытие, а лишь втайне мечтал об этом. По их признанию, открытие приходит неожиданно, как озарение, как подарок судьбы. Но, разумеется, приходит лишь к тому, кто углублённо и упорно работает над захватившей его научной проблемой. Трудолюбивых и упорных много, и они приносят немалую пользу науке. Но всё же открытия делают немногие.
   Распространено в научной среде и такое мнение, что настоящий учёный - тот, кто умеет анализировать изучаемое явление, систематизировать накопленные знания, раскладывать всё "по полочкам", делать обобщения. Что же, и эти качества необходимы учёному. И всё-таки не они являются решающими. Самое главное, что отличает выдающегося исследователя от ему подобных, это - оригинальность мышления. Такой человек думает  "как-то не так, как все". Очень часто он оказывается в глазах обывателей чудаком "не от мира сего", а иногда даже "ненормальным" или, более того, "сумасшедшим". Но парадокс заключается в том, что гений всегда немного "ненормальный", но далеко не всякий ненормальный - гений!

Далее читайте    
             http://vladislav-f22.narod.ru

          E-mail:  vladislav_feldbl@mail.ru
(часть текста удалена администратором).
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5