Тигры рыжие и белые

Степан Мойнов. Фото автора и Владимира Романовского.

Просторный, заросший какими-то незнакомыми тропическими растениями тигровый вольер, залитый ослепительно жарким солнцем, в первый момент показался необитаемым. Однако это было не так. Два тигра, рыжий и белый, спасаясь от жары, с явным удовольствием играли в пятнашки в широком, заполненном чистой проточной водой рве, отделявшем их территорию от посетителей зоопарка. Увидеть рыжего тигра, резвящегося в воде в компании с белым, удаётся не так уж часто...

Как считают палеозоологи, оранжево-красные полосатые кошки, которых мы называем тиграми, появились на Земле более миллиона лет назад. Предполагают, что их прародиной были территории, на которых сегодня располагаются южные провинции Китая. Отсюда они постепенно расселились на запад — до Каспийского моря, на север — до заснеженных просторов Сибири, на юг — до побережья Индийского океана и на восток — до влажных тропических лесов Суматры и Явы.

Отношения между этими грозными хищниками и людьми в различных регионах складывались неодинаково. Европейские народы, населявшие в древности страны Средиземноморья, не имели прямого контакта с самыми крупными представителями семейства кошачьих и познакомились с ними довольно поздно, в IV веке до н.э, после походов Александра Македонского. В античной Греции и античном Риме, в отличие от львов и леопардов, тигры ещё долго считались редкостью и только через триста с лишним лет, в первые годы новой эры, стали появляться на аренах цирков, где вместе с другими дикими животными сражались с гладиаторами на потеху местной публике.

Совсем иная ситуация складывалась в Азии. У многочисленных племён и народов, вынужденных с незапамятных времён жить бок о бок с огромными полосатыми кошками, они вызывали суеверный ужас. Их представляли существами сверхъестественными, наделёнными мудростью и другими качествами, свойственными только богам и людям, посредниками между миром реальным и потусторонним.

В буддийской религии и мифологии тигр, «страж лесов и очарованных душ», выступал сразу в двух ипостасях: разрушительной, когда появлялся с богиней Кали, носительницей губительного начала, и созидательной, когда помогал богине Дурга победить демонов. По поверьям китайцев, корейцев, удэгейцев и других народов Дальнего Востока, в тиграх воплощались души умерших царей и полководцев. И неслучайно, по-видимому, китайский иероглиф «ван», который означает «начальник», «повелитель», так напоминает рисунок на голове тигра.

В империи Чингисхана доверенным лицам, выполнявшим его особые поручения, вручались золотые пластинки — пайцзы с изображением головы разъярённого тигра, олицетворявшей самого «истребителя народов». Все должны были безоговорочно повиноваться предъявителю пайцзы и под страхом смерти исполнять все распоряжения, как если бы их отдавал сам великий хан.

В Таиланде вплоть до начала XX века людей, подозреваемых в совершении какого-либо преступления, ставили перед тигром, и тот, кого он убивал первым, считался виновным. А жители Суматры и сегодня верят в то, что тигры вершат высшее правосудие и освобождают мир от грешников, нарушающих заповеди Аллаха.

Люди обожествляли тигров, но в то же время и убивали их. Благодаря силе, красоте и свирепости тигры во все времена были идеальным объектом охоты и желанным трофеем для охотников. В Древнем Урарту и Древней Персии цари устраивали грандиозные облавы, во время которых убивали десятки грозных хищников. А в XIX веке охота на этих красивейших представителей семейства кошачьих стала любимым развлечением индийских махараджей и офицеров английских и французских колониальных войск, служивших в Индии и в Индокитае. Среди этих «охотников» находились и «рекордсмены», застрелившие по 300—350 тигров и более. По самым скромным оценкам, в одной только Индии было убито по меньшей мере
100 000 оранжево-красных, «расчерченных мраком и светом» гигантских кошек.

А вот необычную расу белых тигров вывели люди. В 1951 году махараджа местности Рева, в индийском штате Мадхья-Прадеш, во время охоты в джунглях набрёл на логово тигрицы с четырьмя тигрятами. Один из них был белый как снег. Но альбиносом этот диковинный зверёныш не считался, поскольку глаза у него были не розовые, а голубые, а мех не чисто-белый, а с коричнево-серыми полосками. Ему-то одному и даровали жизнь, а остальных тигрят, к сожалению, застрелили.

Когда Мохан, так назвали белого тигрёнка, подрос, к нему подсадили бенгальскую тигрицу обычной окраски. Однако все тигрята от этой пары рождались рыжими. Тогда одну из подросших дочерей спарили с белым папашей, и она произвела на свет четырёх белых, полосатых и голубоглазых тигрят.

В 1960 году одна американская радиокомпания купила у махараджи белую тигрицу по кличке Мохини в подарок президенту США Эйзенхауэру. Её поселили в зоопарке в Вашингтоне, и она сразу же стала общенациональной знаменитостью. Тысячи людей приезжали, чтобы посмотреть на невиданного зверя. Это был первый случай появления белых тигров за пределами Индии.

Вскоре после этого правительство Индии запретило вывозить белых тигров из страны. Однако содержание тигров требовало от махараджи больших расходов, а выпустить выросших в неволе и привыкших к людям животных обратно в джунгли он не мог, так как они неминуемо погибли бы с голоду или были бы убиты браконьерами. Добиться отмены запрета удалось через три года, и несколько белых тигров продали в Англию, а также в зоопарки Калькутты и Нью-Дели, которые стали заниматься их разведением.

В московском зоопарке белые тигры поселились в 2003 году. Первым новосёлом стал крупный самец Махараджа, которого привезли из Голландии, а через несколько месяцев из Швеции прибыла его невеста, изящная молодая тигрица Кали. Их брак оказался весьма счастливым. В 2005 году у них родились три белых тигренка, а в 2008-м — ещё три. Один из них отправился на новое местожительство в Ереван, а два других белоснежных голубоглазых красавца были переданы в дар зоопарку города Хайфы.

Сегодня белые тигры перестали быть исключительной редкостью. Их, разумеется, не встретишь в джунглях или в сибирской тайге. Выведенные людьми, они перестали быть частью дикой природы и не могут существовать без помощи человека. Однако их будущее не вызывает тревоги. Численность их растёт, и сегодня этих удивительно красивых зверей можно увидеть даже в небольших зоопарках во многих странах мира.

Между тем судьба рыжих собратьев продолжала складываться весьма трагично. Численность тигров, живущих на воле, уменьшается с катастрофической быстротой. В начале 1900-х годов на Земле жили примерно 100 тысяч этих могучих хищников, через 50 лет их популяция сократилась до 15 тысяч особей, а к середине 1980-х годов — до 7 тысяч. К этому времени были полностью уничтожены каспийские, яванские и балийские тигры, а судьба их южнокитайских собратьев, популяция которых перед Второй мировой войной насчитывала около 4000 особей, вызывала самые серьёзные опасения. В 1959 году Мао Цзэдун объявил тигров врагами китайского народа и начал кампанию по их массовому уничтожению.

За последнее десятилетие прошедшего века и первую декаду настоящего число диких тигров продолжало сокращаться. По оценкам Всемирного фонда дикой природы, обнародованным в 2008 году, их осталось не более 3500 особей. Как и во все другие времена, больше всего этих хищников в Индии — около 1500 бенгальских, или королевских, тигров. В джунглях Бангладеш, Камбоджи, Таиланда и других стран Юго-Восточной Азии живут примерно столько же их полосатых собратьев. И, наконец, на территории России, на обширных пространствах сибирской и дальневосточной тайги, обитают около 450—500 амурских (их ещё называют сибирскими или уссурийскими) тигров.

Популяция амурских тигров в настоящее время — единственная устойчивая популяция этих красивейших хищников на планете. Между тем в 1950-х годах их будущее представлялось в самых мрачных тонах — в природе оставалось всего около 40 особей. Однако благодаря полному запрету на отлов и добычу амурских тигров, торговлю шкурами и разными частями тела этих животных, организации сети особо охраняемых территорий и ряду других охранных мер их удалось спасти. Более того, популяция амурских тигров за последнее столетие достигла максимальной численности, и они не считаются больше подвидом, находящимся на грани исчезновения.

Национальные законы, запрещающие охоту на диких тигров, приняты во всех странах, где ещё они сохранились. В международном масштабе категорически запрещена Конвенцией по международной торговле животными и растениями, находящимися под угрозой исчезновения (русская аббревиатура СИТЕС) любая торговля тиграми, их шкурами или какими-либо продуктами, полученными из них. Однако принятые законы в действительности не исполняются и тигров продолжают убивать, а их усы, зубы, глаза, кровь, сердце, печень, кости, половые органы, когти по-прежнему используются в китайской, тибетской и корейской медицине. Им приписываются магические свойства, и ценятся они буквально на вес золота. Цена одного тигра на чёрном рынке составляет десятки тысяч долларов. В результате каждый убитый тигр приносит браконьеру целое состояние, и, пока такое положение сохраняется, борьба с браконьерством будет крайне трудной.

Точных сведений об истинных масштабах нелегальной охоты на тигров, разумеется, нет, однако о них можно судить по некоторым косвенным показателям. Так, по данным американского исследователя Питера Матиссена, за период с 1975 по 1992 год одна только Южная Корея импортировала около 7000 кг порошка из тигровых костей, то есть около 400 кг в год. Принимая во внимание, что из костей одного тигра получают не более 12 кг костного порошка, можно прикинуть примерно, сколько тигров убили за эти годы для нужд одного лишь южнокорейского «чёрного» рынка.

По информации секретариата СИТЕС, несмотря на наличие большого числа национальных законов и международных соглашений, ежегодный оборот «чёрного» рынка дикой флоры и фауны, частью которого является торговля шкурами и частями тела тигров, составляет в настоящее время более 6 миллиардов долларов и уступает только таким видам «теневого бизнеса», как незаконная торговля оружием и наркоторговля. Зачастую этими тремя видами незаконной деятельности занимаются одни и те же лица и организации, используя одни и те же контрабандные маршруты.

Судьбу тигров фактически определяют жители сельских районов Индии и стран Юго-Восточной Азии, живущие в вечной нищете и страхе от соседства с этими грозными хищниками, нападающими на домашний скот, а иногда и на них самих. Для этих людей убийство тигров рассматривается не просто как необходимость, но и как возможность хоть как-то выбиться из нищеты.

Основным рынком сбыта тигровых лекарственных средств были и остаются Китай, Тайвань и Южная Корея. Китай долгое время воздерживался от присоединения к СИТЕС, и только в 1993 году его правительство, уступая критике со стороны международных природоохранных организаций, официально запретило продажу подобных лекарственных препаратов. Однако в большинстве китайских аптек в Токио, Амстердаме, Нью-Йорке и в других портовых городах до самого недавнего времени можно было легко приобрести эти лекарства.

Браконьерство, безусловно, огромное зло, но ещё более важными факторами, которые могут в течение ближайших десятилетий привести к полному исчезновению этих хищников, являются уничтожение природной среды их обитания и сокращение кормовой базы. Для пропитания тигру необходим охотничий участок площадью 30—50, а то и 100 км2, причём с достаточной численностью животных, которыми он питается. А за год он должен добыть себе примерно 70 оленей или эквивалентное количество буйволов, кабанов либо других копытных, которым, в свою очередь, нужны пространство, лес и растительная пища. Трагедия заключается в том, что в этом же жизненном пространстве и источниках питания сегодня нуждаются десятки, если не сотни миллионов людей в Индии, Бангладеш и других странах Юго-Восточной Азии с быстро растущим населением. Джунгли и тропические леса на огромных площадях вырубаются на дрова и распахиваются под рисовые поля и плантации, а лесные обитатели уничтожаются. По существующим оценкам, суммарная территория, на которой в настоящее время обитают тигры, составляет всего около 7% от площади их ареала в начале прошлого века. Им просто не остаётся места для жизни.

В отличие от некоторых других животных, которым угрожает исчезновение, тигры, как белые, так и рыжие, без особых осложнений живут и, что очень важно, размножаются в неволе. Неудивительно поэтому, что число обычных тигров, живущих «за решёткой», в настоящее время намного больше, чем число их собратьев на воле. По некоторым оценкам (возможно, несколько завышенным), сейчас в неволе содержатся примерно 11 000 рыжих тигров. Немногим более 1000 из них живут в зоопарках, около 5000 — у частных лиц в различных странах и примерно столько же в Китае, в так называемых центрах или фермах по выращиванию тигров, которые начали создаваться в этой стране в середине 1980-х годов.

Задумывались эти фермы в первую очередь как коммерческие предприятия для выращивания тигров с целью последующего использования их внутренних органов и костей для изготовления и сбыта лекарств традиционной китайской медицины (мази, порошки, вытяжки из костей и внутренних органов, амулеты и т.д.). Содержание ферм — дело весьма непростое и требует значительных расходов. Естественно поэтому, что после введения запрета на торговлю изделиями из тигров они стали нерентабельными, и используют их в основном как места для посещения туристами, которые могут из окна автобуса наблюдать за тем, как тигры ловят кур или убивают молодых бычков. Однако доходы от шоу-бизнеса никак не покрывают расходов на содержание ферм, и их владельцы настойчиво добиваются отмены запрета и расширения сфер предпринимательской деятельности. А пока тела сотен тигров, умерших на фермах от различных причин, хранятся там в холодильниках в ожидании дня, когда их можно будет использовать для производства лекарственных средств.

Вопрос о разведении тигров на фермах и отмене запрета на торговлю медикаментами, изготовленными из них, обсуждался в июле 2007 года на конференции сторон Конвенции СИТЕС в Гааге. В ходе дискуссии было доказано, что отмена запрета создаст дополнительные возможности сбыта для браконьеров, неизбежно приведёт к активизации браконьерской охоты в соседних с Китаем государствах и в очередной раз поставит тигров на грань окончательного уничтожения. В результате была принята резолюция о запрете разведения тигров в неволе для торговли частями их тела, внесённая делегациями Бутана, Индии, Непала, России и США.

В своих охотничьих странствиях тигры не признают государственных границ и таможенных предписаний и частенько их нарушают. По этой причине проблема сохранения тигра как вида вряд ли может быть успешно решена на национальном уровне и настоятельно требует совместных скоординированных действий сопредельных государств. Поэтому весьма своевременной оказалась идея о проведении в 2010 году (год тигра по китайскому календарю) совещания на высшем уровне представителей 13 стран, на территории которых ещё сохранились дикие тигры, высказанная президентом Международного банка по реконструкции и развитию. Российский филиал Всемирного фонда дикой природы (WWF России) поддержал эту идею и в развитие её предложил Правительству России провести в последнее воскресенье сентября 2010 года во Владивостоке Всемирный саммит по сохранению тигра. Инициатива саммита уже поддержана Правительством РФ. В качестве конкрет-

Бюро справок

На первый взгляд все тигры кажутся одинаковыми, но это не так. Всего выделено девять подвидов тигра, отличающихся размерами, окраской, шириной и частотой полос и т.д. В зависимости от места обитания ещё в 1940-х годах тигров объединили в три группы. Южная включала бенгальских и южнокитайских тигров, а также их сородичей, обитавших на островах Ява, Суматра и Бали. В переходную группу вошли каспийские, или туранские, тигры, населявшие Закавказье, Иран, Казахстан и Афганистан. К северным, самым крупным и красивым, отнесли амурских, или сибирских, тигров, живущих на Дальнем Востоке и в Приморье. В наши дни балийских, яванских и каспийских тигров можно увидеть только в виде чучел в музеях. В природе они истреблены полностью.

Случайная статья

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки