Торф как национальная идея

Е. Вешняковская.

Испытание рыночной экономикой

Немного истории. Торфяная промышленность молодой Советской республики стартовала в мобилизационном режиме в 1920-е годы. Ленинский план ГОЭЛРО, о котором торфяники, независимо от своих политических взглядов, по сей день говорят с большим пиететом, был нацелен на индустриальное развитие регионов на основе местных топливных баз — это давало стратегическую независимость от привозных топлив и технологий. Этот короткий и яркий топливный период продлился до 1950-х годов. Ключевые составляющие золотого века торфяной промышленности — гидравлический способ добычи, изобилие почти бесплатной рабочей силы и эффективное внеэкономическое принуждение.

В середине 1950-х годов в Тюменской области нашли газ и нефть. После этого потребность энергетики в торфе пошла на спад, а если возникала, то в основном в связи с особо холодными зимами, как, например, зима 1979 года, когда лопались трубы в Москве и Тольятти, а Тверская область сожгла всё, что может гореть, включая даже сельскохозяйственные запасы торфа, и избежала переохлаждений. 1980-е годы застали отрасль уже планово убыточной. А после 1991 года, в условиях экономической свободы, электростанции неудержимо начали переходить на газ: он был дешевле, чище и гораздо проще в работе, чем пыльный и технологически требовательный торф.

Сохраняется ли потребность в добыче торфа в эпоху нефти и газа? Гектары осушенных торфяников, сколько их ни будь, — плохая причина вкладываться в заведомо нерентабельное производство. Однако опыт соседей показывает прекрасную совместимость торфяной отрасли и рынка. Маленькая лесистая Финляндия добывает 12 млн т торфа в год. Большая и не менее лесистая Канада — всего один миллион, но это не мешает ей лидировать в экспорте сельскохозяйственной продукции на основе торфа и оборудования для его добычи. Активно добывают торф — и зарабатывают на торфяном машиностроении — Германия, Ирландия и другие обладатели лесов и болот. Почему они, а не мы?

Беседа вторая:
Можно ли заработать на торфе?

Концентрат «всего лучшего, что есть в органике», изощрённое по структуре и многокомпонентное по составу торфяное сырьё обладает впечатляющими возможностями и широким спектром применения.

Гуматы: от парника до пустыни

Производство удобрений на основе торфа Мисников считает лидером по экономической эффективности.

— В этой области скоро произойдёт взрыв востребованности торфа, — уверен Олег Степанович. — Торфопредприятия, которые выжили в 1990-е годы, выжили именно на торфяных грунтах. Существуют удобрения более высокого класса: гуматсодержащие материалы. Дело в том, что торф богат гумусом, а гумус — это основа плодородия почвы. Но гумус содержится в торфе в связанном состоянии: растению сложно его оттуда забрать. Если же обработать торф щёлочью, выделяются гуматы, водорастворимые соединения, и растению легче их потребить. Такие материалы — не только питание, но и прекрасные стимуляторы роста. Кроме того, гумус — хорошее связующее: он может связывать деградированные почвы, которые выдуваются ветром, или почвы, которые размываются водой. Есть такая проблема — опустынивание. У Сахары, например, фронт наступления — 50 км в год; пустыня захватывает всё новые и новые земли. У белорусов, которые продают гуматы в Арабские Эмираты, уже не хватает объёмов сырьевой базы, чтобы удовлетворить спрос. А есть ещё Ближний Восток, Казахстан и другие засушливые регионы.

Сорбенты: от океана до погреба

Пористая структура и капиллярность — этого уже достаточно, чтобы сделать торф идеальным сырьём для сорбентов. Общеизвестно, что в старину верховой сфагновый торф использовался как перевязочное средство.

— Не только в старину, — уточняет Мисников. — В нашем музее лежат санпросветброшюры периода Великой Отечественной войны: инструкции, как использовать сфагнум для перевязки ран. Он не только прекрасно впитывает, но и бактерициден. Индейцы использовали его в качестве подгузников для своих новорождённых; у нас на кафедре по торфяным подгузникам студентка даже защитила квалификационную работу бакалавра. Мы убирали из фабричных подгузников полиакрилат, заменяли его гранулированным торфяным наполнителем и давали мамочкам на апробацию — те были в восторге. Никаких раздражений, шарики под массой ребёнка не сдавливаются и не слёживаются, массируют его. Есть и более простые применения. У моей кошки в туалете — торфяной наполнитель. Храним в торфе яблоки, свёклу, морковку — никаких проблем. Яблоки сорта пепин шафранный, например, считается, что не лежат. Если хранить их обычным способом, то к Новому году они сморщатся и процентов 25 сгниёт. А я переложил их слоями торфа и сохранил. Даже если одно или два испортятся, гниль не пойдёт на соседние: бактерии в торфе не распространяются. Я даже хотел направить студентов на овощебазы, чтобы они посчитали, сколько картошки, свёклы, моркови портится при хранении и что будет, если мы локализуем гниение торфом.

— Направили?

— Не хватило рук. Очень сложно привлекать в торфяные исследования молодёжь. А жаль, потому что возможности высокотехнологичных сорбентов практически безграничны. Почистить можно всё, если знать, под какой конкретный продукт делаешь сорбент. Например, если известны параметры сырья, свойства сырьевой базы, можно сделать сорбент, способный очищать воду от разливов нефти: он это нефтяное пятно просто засосёт, именно плёнку, без воды. Ведь в чём основная проблема? Когда нефть пролилась, пятно начинает быстро разрастаться, оно стремится растянуться в плёнку молекулярной толщины. И захватывает огромную площадь. А сорбент свяжет эту нефть и может потом плавать с нею довольно долго; есть время спокойно его собрать.

— А дальше?

— Пустить на переработку: хочешь крекинг делай, хочешь сжигай. У меня лежат кусочки такого сорбента с поглощёнными продуктами нефти внутри — они так её держат, что даже не пачкают, если взять в руки.

От других субстанций торф может очищать воду за счёт своих ионообменных свойств.

— Известен исторический факт, — рассказывает Мисников. — Холера, регулярно опустошавшая Европу, обходила стороной те места, где выгребные ямы засыпали торфом. Засыпать торфом выгребные туалеты — это очень хорошая идея, и не только потому, что он блокирует распространение бактерий. Дело в том, что одна из технологий получения удобрений такая: торф компостируется — разогревается для активизации азота, или его поливают аммиачной водой. Этому же процессу естественным путём подвергается торф, «пропущенный»через сельский туалет, только удобрение получается ещё лучше: активизируется и тот азот, который изначально был в торфе, и тот, который торф забрал дополнительно из фекалий.

— При мысли о том, что полстраны пользуется выгребными туалетами, сразу хочется спросить о нанотехнологиях.

— Есть и такое, — неожиданно отвечает Мисников. — Как раз сейчас одна разработка проходит серию экспертиз в Роснано. Получение гидрофобно-модифицирующих составов на основе торфа.

— Гидрофобных? На основе гидрофильного торфа?

— Мы же сами наблюдаем, что торфяники сложно залить водой.

Битумы: держать порох сухим

— Существует много сыпучих продуктов, — объясняет Мисников, — которые, отсыревая, приходят в негодность: порох, цемент, гипс, минеральное удобрение... Специальная добавка на основе торфа может радикально понизить их способность впитывать влагу. Если обработанный такой добавкой цемент насыпать в стакан, а сверху налить воду, вся вода остаётся на поверхности, а цемент не увлажняется.

— Каким образом?

— При пиролизе торфа — разложении под воздействием высоких температур, выделяется, как я уже говорил, гидрофобная фракция: битумы. Мы научились наносить их на частицы цемента в виде гидрофобной наноплёнки. Обработанный таким образом цемент может храниться, не отсыревая, столетиями. Если сделать то же для других аналогичных продуктов, мы получим порох, который всегда остаётся сухим, удобрения, которые не слёживаются, бессрочно «готовые к бою» порошковые огнетушители, да мало ли что ещё...

— И где можно купить мешок гидрофобного цемента для дачного долгостроя?

— К сожалению, пока нигде. Цемент оказался не самой удачной мишенью. Мы в 2004 году выбрали его, как одно из направлений использования торфа в строительстве. Но встраивать технологию внесения добавки в существующий производственный процесс пока проблематично. Продолжаем работать над этим...

История с неотсыревающим цементом символична. Язык не повернётся назвать эту технологию невостребованной. Также невозможно назвать невостребованными дешёвое и экологичное топливо, сорбенты, способные защитить окружающую среду от всего, чем мы её угощаем, от нефти до фекалий, или удобрения, открывающие земледелию путь туда, где оно считалось невозможным. У всего этого калейдоскопа возможностей есть только одно «но»: всё не так просто. Если точнее, всё очень непросто. «Торфом — либо заниматься серьёзно, либо не браться за него вообще», — признаются профессионалы-торфяники.

 

Случайная статья

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки