Как Пётр I столицу переносил

Андрей Епатко, старший научный сотрудник Государственного Русского музея (Санкт-Петербург).

Основанный в устье Финского залива, практически на берегах Балтики, город-крепость приобретал в условиях Северной войны особое политическое значение.

Последние годы все как один юбилейные для петровской эпохи. Ещё недавно мы отмечали 300-летие Полтавской баталии (1709); вспоминали — хоть и не очень широко — 300 лет со дня Прутского похода Петра Великого (1711); а через два года грядёт ещё одна памятная дата: 300 лет, как Пётр I одержал блестящую викторию в морском сражении при мысе Гангут (1714). А что приготовил год нынешний? Ведь 1712-й был для Петра, в отличие от предыдущих, изобилующих военными кампаниями, довольно спокойным. Вероятно, поэтому царь и занялся сугубо внутриполитическим делом — перенесением российской столицы из Москвы в Петербург.


Строить или не строить Петербург?

Придавая строящемуся на Неве городу столичный статус, Пётр преследовал две цели. Первая: стремился уменьшить влияние старой московской боярской элиты. Вторая вполне очевидна: обновлённой России требовался морской форпост, который стал бы своеобразными «воротами» для торговли с европейскими странами. Более того, основанный в устье Финского залива, практически на берегах Балтики, город-крепость приобретал в условиях Северной войны особое политическое значение...

Случайная статья

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки