Вторая квантовая: от революции понимания к революции применения

Еленa Вешняковская

В отличие от многих областей фундаментального научного знания у квантовой физики есть фора.

В отличие от многих областей фундаментального научного знания у квантовой физики есть фора. Лазеры, магнитно-резонансные томографы, навигаторы — этого портфеля практических применений хватило бы, чтобы выигрывать даже по правилам, которые экономическая необходимость навязывает обществу. Однако наука парадоксальным образом использовала этот портфель, чтобы отстаивать право учёного на бескорыстное любопытство. Формулировка curiosity-driven research — «исследование из любопытства», — ещё вчера табуированная в условиях нехватки средств, сегодня возвращается в научный дискурс. На Второй международной квантовой конференции (Москва, июль 2013 года) профессор Вольфганг Кеттерле из Массачусетского технологического института открытым текстом призвал общества и правительства «доверять своим учёным», то есть фактически смириться с тем, что фундаментальное исследование и прикладной проект — это разные жанры.

Наука и жизнь // Иллюстрации
Квантовая система — кубит в нанокристалле алмаза — позволяет измерить температуру в живой клетке.

Но разные не значит взаимоисключающие. О балансе пользы и удовольствия в сегодняшних исследованиях квантовых систем обозревателю журнала «Наука и жизнь» Елене Вешняковской рассказывает выпускник физтеха, профессор Гарварда, содиректор совместного гарвардско-массачусетского Центра холодных атомов, а с 2012 года ещё и председатель научно-консультативного совета Российского квантового центра Михаил Лукин...

Случайная статья

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки