Сказка о философском камне и гувернантке, получившей две Нобелевские премии

Ник. Горькавый

Знаете ли вы, что такое философский камень? — спросила принцесса Дзинтара Галатею и Андрея, перед тем как рассказать им очередную вечернюю сказку.

— Значит, звёзды оказались тем самым философским камнем, который искали алхимики? — обрадовался своей догадке Андрей.

— По существу, ты прав: звёзды и есть философский камень, превративший звёздное железо в земное золото, рассеянное в минералах и собранное в золотых жилах, но я имела в виду нечто другое, о чём ещё не успела рассказать, — ответила Дзинтара.

— Так расскажи! — поторопила её Галатея.

— После получения Нобелевской премии Мария продолжала изучать радиоактивные элементы. В 1910 году ей удалось выделить чистый металлический радий и доказать, что это самостоятельный химический элемент. Её выдвинули кандидатом во Французскую академию наук, из-за чего среди академиков разгорелись яростные дебаты.

— Почему? — удивилась Галатея. — Ведь Мария получила Нобелевскую премию!

— Французская академия наук оставалась очень консервативной и в неё никогда не избирали женщин.

— Но ведь когда-то надо начинать! — решительно заявила Галатея.

— К сожалению, кандидатуру Марии Склодовской-Кюри провалили на выборах. Для победы ей не хватило всего двух голосов. А в следующем, 1911 году она получила вторую Нобелевскую премию, уже по химии, «за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента». Мария Склодовская-Кюри стала первой и до сих пор единственной женщиной в мире, отмеченной двумя Нобелевскими премиями.

— Тем самым она «посадила в лужу» своих противников! — с удовлетворением отметил Андрей.

— История семьи Кюри, — продолжала Дзинтара, — не заканчивается на Пьере и Марии. Их старшая дочь Ирен родилась за год до открытия радия. Её мать всю себя отдавала науке, и девочка выросла под присмотром дедушки — врача Эжена Кюри. Ирен тоже закончила Сорбонну, правда с перерывом на несколько месяцев, когда помогала матери организовать работу двадцати фронтовых радиологических аппаратов, созданных на основе её открытий. Шла Первая мировая война, и эти мобильные установки помогли спасти много жизней— они обнаруживали в теле раненых бойцов шрапнель и осколки. Однако работа Марии и Ирен была небезопасной. Они получили значительные дозы радиации, которые впоследствии вызвали у них лейкемию.

Поработав с матерью, Ирен стала ассистентом в Радиевом институте. Здесь она познакомилась с Фредериком Жолио. Они поженились, оба взяли фамилию Жолио-Кюри и начали работать вместе.

— Полное равноправие! — удовлетворённо отметила Галатея.

— Супруги Жолио-Кюри сделали немало важных открытий, но самое выдающееся из них как раз и стало современным вариантом философского камня.

— Наконец-то мы добрались до него! — хлопнула в ладоши Галатея.

— К этому времени физики научились видеть отдельные элементарные частицы…

— Мама, ты шутишь?! — засмеялась Галатея. — Даже мне ясно, что это невозможно. Элементарные частицы такие маленькие! Никто не может увидеть электрон!

— Не совсем так. В 1897 году шотландский физик Чарльз Вильсон заметил, что в перенасыщенном водяном паре вокруг ионов образуются капельки воды и тогда их можно увидеть невооружённым глазом. На основе этого эффекта Чарльз сконструировал прибор, который стали называть камерой Вильсона. Прибор оказался настолько ценным, что за его создание автор получил в 1927 году Нобелевскую премию по физике.

Случайная статья

Статьи по теме


Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки