«Гвидонова рука»

Наталья Щербина

Бенедиктинского монаха Гвидо д’Ареццо музыканты ставят в один ряд со знаменитыми христианскими проповедниками — братьями Кириллом и Мефодием.

Бенедиктинского монаха Гвидо д’Ареццо музыканты, да и не только они, ставят в один ряд со знаменитыми христианскими проповедниками — братьями Кириллом и Мефодием. Чем же заслужил такой почёт, уважение и долгую память представитель старейшего католического монашеского ордена Святого Бенедикта? Кирилл и Мефодий, как известно, в IX веке изобрели алфавит, а монах Гвидо через полтора века создал музыкальную азбуку.

Жил Гвидо д’Ареццо в бенедиктинском монастыре маленького городка Ареццо, неподалёку от Флоренции. Монах обучал певчих исполнению церковной музыки. Дело это было нелёгкое и долгое. Под его руководством и с его голоса певчие последовательно разучивали каждый гимн и каждое песнопение католической мессы*.

Монах Гвидо придумал значки для обозначения звуков, чтобы мелодию можно было записывать и «читать» с листа. Они получили название «нота» (от латинского слова nota — знак). Дирижируя, Гвидо показывал левой рукой (кончиками и суставами каждого пальца), какую ноту должны исполнить певцы. Почему «гвидонова рука» была левой? По аналогии с музыкантами-струнниками: скрипачи и виолончелисты работают на грифе пальцами левой руки, а смычок держат в правой. Теперь достаточно было записать нотами всю мессу, и певчие могли сами пропеть и выучить нужную мелодию.

Разумеется, и до Гвидо у разных народов были свои способы записи музыки. В Древней Греции, например, нотами служили буквы, в Японии — цифры, в русской записи — крючки, а в григорианской музыке (так называют одноголосные хоралы римской литургии) эти значки именовались «невмы» (от греч. neume — знак или pneuma — дыхание, первоначально — знак головой или глазами). Невмы напоминали точки, запятые и разные чёрточки, и музыканты нередко путались из-за многообразия и похожести символов. Эти значки могли напомнить певчему уже известную ему мелодию. Все обозначения передавали только направление (повышение или понижение) звука, точная его высота при этом не учитывалась.

Ноты монаха Гвидо — заштрихованные квадратики — размещались на нотном стане, состоявшем сначала из четырёх параллельных линеек. Сейчас этих линеек пять и ноты изображают кружочками, но принцип, введённый Гвидо, остался без изменений: более высокие ноты находятся на более высокой линейке.

Каждой из семи нот октавы Гвидо дал название: ut, re, mi, fa, sol, la, si — по первым слогам гимна Святому Иоанну, чтобы певчим было проще запомнить последовательность нот. Каждую строку гимна пели на тон выше предыдущей.

Названия нот заканчивались на гласный звук, поэтому их было удобно петь. Но вот первый слог — ut — закрытый, поэтому название первой ноты октавы в XVI веке заменили на do (скорее всего, от латинского слова Dominus — Господь). По-
следнюю ноту октавы — si — назвали по первым буквам двух слов последней строки гимна — Sancte Ioannes (Святой Иоанн). Вот откуда взялись ноты октавы: до, ре, ми, фа, соль, ля, си.

Система записи нот на линейках нотного стана, придуманная Гвидо д’Ареццо, оказалась самой простой и удобной. Папа Римский Иоанн XIX был в восторге от неё, и всё было бы хорошо, если бы не одно «но»: эти записи были непригодны для обозначения длительности звука, поэтому записать ритм — важнейший элемент музыки — не представлялось возможным.

А между тем церковная музыка становилась всё сложнее. Вскоре после появления линейной нотации — записи нот на линейках нотного стана — её дополнили стандартные музыкальные ключи: скрипичный и басовый, связывающие линейки с определённой (контрольной) высотой звука. Затем на смену так называемой нéвменной (знаковой) нотации пришла мензуральная, то есть «размеренная». Начало ей положил живший в XIII веке теоретик музыки Франко Кёльнский. Он ввёл обозначения для нот четырёх различных длительностей, каждая из которых была вдвое или втрое короче предыдущей. Они назывались «максима», «лонга», «бревис» и «семибревис» и обозначались чёрными ромбами и прямоугольниками разной формы.

В XIV веке французский композитор и теоретик Филипп де Витри добавил четыре ещё более короткие длительности: «миниму», «семиминиму», «фузу» и «семифузу». Они обозначались ромбами с вертикальными чёрточками и горизонтальными флажками.

Столетие спустя ноты приобрели более знакомый нам вид: если раньше все значки были чёрными (закрашенными), то теперь чёрными остались только короткие длительности, а длинные ноты не закрашивались. Впрочем, головки нот по-прежнему были квадратными или ромбическими. Примерно в это же время появились отдельные обозначения для пауз, отдалённо напоминающие со-временные.

В XV веке музыкальная нотация использовалась для записи уже не только духовной, но и светской музыки, с которой в дальнейшем связано развитие нотной записи. В XVII—XVIII веках ноты из квадратных стали округлыми и система записи музыки в целом приняла современный вид. Однако этого было недостаточно. Музыка постоянно усложнялась и изменялась, появилась необходимость фиксировать на бумаге разные хитрые приёмы звукоизвлечения, характерные для тех или иных инструментов, обозначать особенности звучания нот, громкость, экспрессию… Как сказал Ференц Лист, главное в музыке нельзя записать нотами. И на нотном стане, и вокруг него появлялось всё больше символов и надписей. Этот процесс продолжается и по сию пору.

Однако сегодня мы знаем великие произведения музыки потому, что тысячу лет назад монах бенедиктинец Гвидо д’Ареццо придумал, как сохранить звучащие шедевры. Его изобретение во многих отношениях определило лицо современной музыкальной теории. В честь итальянского монаха назвали систему записи музыки для компьютеров — GUIDO. Имя Гвидо Аретинского носит также международный конкурс исполнителей полифонической музыки «Concorso Polifónico Guido d’Arezzo».

Комментарии к статье

* В первоначальном значении месса — католическая церковная служба. Со временем мессой стали называть и музыкальное произведение на молитво-словные тексты, сопровождающее богослужение.

Случайная статья

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки