У апостола (1913—1914). Глава из новой книги «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время»

Семён Резник

Имя академика Николая Ивановича Вавилова навеки вошло в золотой фонд мировой науки.

Свою новую теорию эволюции Лотси докладывал с той самой трибуны, с которой более полувека назад друзья Дарвина Чарльз Лайель и Джозеф Гукер впервые доложили его записку о происхождении видов путём естественного отбора.

Смысл доклада Лотси сводился к тому, что гены неизменяемы; при скрещивании они перемешиваются, так создаётся большое разнообразие форм. Новые виды возникают благодаря гибридизации. Таков основной механизм эволюции органического мира.

— Скрещивание, — говорил Лотси, — есть причина происхождения новых видов. Наследственность их закрепляет. Отбор не создаёт их, как считали последователи Дарвина, а только приводит к их вымиранию.

Доклад длился 40 минут; таких долгих докладов на заседаниях Линнеевского общества не допускалось, для Лотси было сделано исключение. Но когда отведённое ему время истекло и председательствующий остановил оратора, тот сильно обиделся. Он был уверен, что произвёл переворот в науке, ему следует внимать, затаив дыхание.

Председателем собрания был старый дарвинист Эдвард Поултон, только что издавший книгу об истории создания и развития эволюционного учения. В зале присутствовал весь цвет биологической науки, включая Френсиса Дарвина. В молодости он был секретарём и ассистентом своего великого отца.

Вавилов вспоминал, что собрание с английской вежливостью выслушало докладчика, но никто его не поддержал. Только гость из Франции Филипп де Вильморен, глава семеноводческой фирмы, подтвердил, что при гибридизации возникают новые формы, но это не было новостью.

Поднявшись на трибуну, Уильям Бэтсон, со свойственной ему ироничностью, похвалил голландского коллегу за «смелость». Действительно, требовалась немалая смелость, чтобы «отменить» отбор и предложить новый вариант эволюционного учения.

Интересно, что Лотси, много лет занимаясь проблемами эволюции, в первый период своего творчества стоял на позициях Дарвина. Даже такой неистовый дарвинист, как К. А. Тимирязев, отозвался о его курсе лекций как о «самом обстоятельном новом изложении дарвинизма». Но во взглядах Лотси произошёл перелом. Это было результатом ломки мировоззрения под влиянием первых завоеваний генетики...

Бэтсон тоже стоял на точке зрения неизменяемости генов, но его позиция была более гибкой. Ещё в 1907 году он сформулировал гипотезу «присутствия — отсутствия», согласно которой изменчивость объясняется не изменением генов, а исключительно изменением набора генов, генома. Но, в отличие от Лотси, Бэтсон допускал, что такое изменение может вызываться не только гибридизацией, но выпадением одного или нескольких генов. Согласно его концепции, доминантные признаки определяются присутствием гена, рецессивные — отсутствием. Он выдвинул теорию «развёртывающегося клубка», по которой первоначально все гены были собраны в «клубок». Этот клубок развёртывался, из него выпадали новые и новые гены, и таким путём образовались все бывшие и существующие формы жизни. Как скульптор скалывает с глыбы камня лишние куски, создавая произведение искусства, так и природа, откалывая гены от первоначального клубка, творит новые формы растений и животных.

Умозаключение о первоначальном «клубке» генов было непроверяемым на опыте, и можно лишь удивляться, что его выдвинул учёный, признававший только факты. Но одно дело критиковать чужие теории, другое — создавать собственные. Куда только девался скептицизм «апостола»! В свои построения он верил свято. Характеризуя особенности Бэтсона-теоретика, историк биологии А. И. Гайсинович тонко заметил, что, поклоняясь фактам, «Бэтсон чуждается всеобъемлющих и законченных теорий, но никогда не откладывает в долгий ящик объяснений явлений, обнаруживаемых им в эксперименте. При этом он создаёт теории чисто “конъюнктурного” характера, которые должны были удовлетворять лишь одному требованию: позволить объединить сходные явления в единую закономерность или объяснить причины отклонения их от этих закономерностей».

Впервые с теорией «развёртывающегося клубка» Бэтсон выступил в 1914 году; значит, особенно интенсивно её разрабатывал во время пребывания в Мертоне Николая Вавилова, можно сказать, у него на глазах.

 

Случайная статья

Статьи по теме


Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки