Русские открытия в Антарктике

Академик Л. С. Берг, президент Географического общества СССР

В 1819 г. русское морское министерство снарядило «для открытий» две экспедиции: одну — к южному, другую — к северному полюсу.

Вопрос об Антарктике приобрел за последние годы актуальное значение. Многие державы — Англия и ее доминионы, затем Норвегия, Чили, Аргентина, Франция — стали предъявлять претензии на те или иные части антарктического материка. В связи с этим уместно напомнить, что приоритет в открытии антарктических земель, непосредственно прилегающих к материку, принадлежит русским и что, следовательно, без участия СССР никакой территориальный раздел Антарктики не может иметь юридической силы.

Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен.
Край антарктического ледника.
Скалы из слоистых пород в Антарктиде.
Острова у берегов Антарктиды.
Путь русской экспедиции 1819—1821 гг. в Антарктике.

В 1819 г. русское морское министерство снарядило «для открытий» две экспедиции: одну — к южному, другую — к северному полюсу. Экспедиция в Антарктику была отправлена на двух судах. Одним из них — шлюпом «Восток» командовал капитан Ф. Ф. Беллинсгаузен, глава экспедиции, другим — шлюпом «Мирный» — лейтенант М. П. Лазарев.

Перед отплытием в кругосветное плавание Беллинсгаузен получил от морского министра инструкцию, согласно которой суда должны были обозреть остров Южную Георгию, находящийся под 55° южной широты, а оттуда отправиться к островам Новым Сандвичевым и, обойдя их с восточной стороны, спуститься к югу и «продолжать свои изыскания до отдаленнейшей широты, какой только он может достигнуть; употребить всевозможное старание и величайшее усилие для достижения сколько можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли, и не оставить сего предприятия иначе, как при непреодолимых препятствиях. Ежели под первыми меридианами, под коими он пустится к югу, усилия его останутся бесплодными, то он должен возобновить свои покушения под другими, не упуская ни на минуту из виду главную и важную цель, для коей он отправлен будет, повторяя сии покушения ежечасно как для открытия земель, так и для приближения к южному полюсу»1.

4 июля (старого стиля) 1819 г. оба шлюпа, «Восток» и «Мирный», вышли из Кронштадта и 2 ноября прибыли в Рио-де-Жанейро. 15 декабря они были в районе острова Южная Георгия, открытого Куком в 1775 г. Здесь нашими мореплавателями открыт остров Анненкова, названный так в честь лейтенанта Анненкова, плававшего па шлюпе «Мирный». На острове Южная Георгия наши исследователи нанесли на карту мысы, названные: мыс Парядина (собственно, Порядина, в честь штурмана Порядина) и мыс Демидова (в честь мичмана Демидова), залив Новосильского (в честь мичмана Новосильского), мыс Куприянова (в честь мичмана Куприянова).

От острова Южная Георгия суда направились к Южным Сандвичевым, часть которых была замечена Куком. В этой группе Беллинсгаузен открыл под 56°42' южной широты и 28°09' западной долготы вулканический остров Лескова, названный в честь лейтенанта Лескова, остров Высокий, высотою около 900 м, и действующий вулкан, остров Завадовского, названный в честь капитан-лейтенанта Завадовского. Когда проходили мимо последнего острова, из кратера вулкана, как отвечает Беллинсгаузен, «беспрерывно поднимались густые смрадные пары». Высадившись на остров, нашли здесь множество пингвинов. Все упомянутые три острова названы островами де Траверсе — в честь тогдашнего морского министра.

16 января 1820 г, под 69°21' южной широты шлюпы оказались вблизи антарктического материка в районе Земли принцессы Марты, замеченной впоследствии (1930 г.) норвежскими судами. Берега эти до сих пор никто еще не посетил и не положил на карту. Теперь ясно, что описываемые Беллинсгаузеном бугристые льды, простиравшиеся с востока па запад, представляли собой именно окраину антарктического материка. Это был крайний южный пункт, достигнутый русской экспедицией.

5 февраля 1820 г., примерно под 69° южной широты и 15° восточной долготы, экспедиция находилась поблизости антарктического материка (район Земля принцессы Рагнхильды). Спутник Лазарева, мичман П. М. Новосильский в анонимном сочинении «Южный полюс» (СПб., 1853, стр. 30) писал: «5 февраля, при сильном ветре, тишина моря была необыкновенная. Множество полярных птиц и снежных петрелей (буревестников) вьются над шлюпом. Это значит, что около нас должен быть берег или неподвижные льды...»

Действительно, как мы теперь знаем, в этом месте «Восток» и «Мирный» находились недалеко от берега антарктического материка.

Отсюда экспедиция направилась на восток и в марте прибыла в порт Джексон (ныне Сидней, Австралия). Далее она совершила весьма плодотворное плавание по Тихому океану, причем открыла много неизвестных островов.

После исследований в Тихом океане «Восток» и «Мирный» весной 1820 г. снова отправились в плавание по южному ледовитому морю. 31 октября они отбыли из Сиднея на юг, к острову Маккуори. Здесь наши моряки видели множество морских слонов (род тихоокеанских тюленей) и пингвинов.

Примерно под 170° восточной долготы шлюпы повернули на восток, обходя антарктический материк, к 9 января старого стиля 1821 г. экспедиция открыла остров Петра I. «Невозможно выразить словами радость, — говорит начальник экспедиции, — которая являлась на лицах всех при восклицании берег, берег. Восторг сей был не удивителен после долговременного единообразного плавания в беспрерывных гибельных опасностях между льдам», при снеге, дожде, слякоти и туманах... По приближении «Мирного» мы подняли флаги. Лазарев поздравил меня через телеграф с обретением острова, и когда подходил под корму шлюпа «Восток», на обоих шлюпах поставили людей на вахты и прокричали по три раза взаимное ура».

Остров Петра I имеет в длину около 30 км, в ширину около 11 км; он достигает высоты около 1 200 м и находится значительно южнее полярного круга, примерно под 90° западной долготы, в районе моря Беллинсгаузена. Назван он в честь основателя русского военного флота. Пристать к острову не удалось. Вторично в истории к нему подошло норвежское судно «Одл» только в 1927 году.

16 января 1821 г. под широтой 68°43' и западной долготой 73°10' экспедиция открыла гористую землю, названную Берегом Александра I. «Я называю, — пишет Беллинсгаузен, — обретение сие берегом потому, что отдаленность другого конца к югу исчезала за предел зрения нашего. Сей берег покрыт снегом, но осыпи на горах и крутые скалы не имеют снега. Внезапная перемена цвета на поверхности моря подает мысль, что берег обширен или по крайней мере состоит не из той только части, которая находилась перед глазами нашими».

И сейчас окончательна еще не доказано, остров ли Земля Александра I или часть материка, но, во всяком случае, даже если это остров, то он тесно примыкает к материку.

Через неделю экспедиция достигла Южно-Шетландских островов и нанесла их на карту. Но так как незадолго до Беллинсгаузена, в феврале и октябре 1819 г., острова эти посетил и кратко описал капитан английского купеческого судна Смит, то русские имена, данные нашими моряками (острова Бородино, Малый Ярославец, Тейль, Смоленск, Березина, Полоцк, Лейпциг, Ватерлоо), заменены в настоящее время английскими. Близ острова Тейль (ныне остров Обмана, Дисепшн) русские исследователи встретили американского промышленник Пальмера, который сообщил, что капитан Смит убил за 4 месяца до 60 тысяч котиков. Очень скоро котики были здесь совершенно истреблены.

Подвигаясь далее на северо-восток, экспедиция открыла три островка, названные Тремя братьями, затем остров контр-адмирала Рожнова. В этих местах стадами плавали киты. Наконец, был открыт остров адмирала Мордвинова, остров Михайлова (в честь капитан-командора Михайлова) и остров вице-адмирала Шишкова. Все перечисленные острова ныне тоже носят на картах английские названия.

От Южно-Шетландских островов «Восток» и «Мирный» взяли курс на Рио-де-Жанейро и 24 июля 1821 г. после 751 дня отсутствии вернулись в Кронштадт, Всего было пройдено свыше 92 тыс. км пути.

Описание этого замечательного плавания было опубликована Беллинсгаузеном под заглавием «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 годов». Описание издано в 1831 году в двух томах с атласом карт и видов.

Плавание «Востока» и «Мирного» принадлежит к числу замечательнейших в истории географических открытий. Благодаря выдающемуся знанию морского дела руководители экспедиции в невероятно трудных полярных условиях, между ледяных гор, провели свои суда невредимыми среди всех опасностей. Они не теряли друг друга из вида. Никаких заболеваний среда экипажа не было.

Авторы «Лоции Антарктики», изданной Гидрографическим управлением в 1948 г., говорят: «Плавание русских кораблей в 1820—1821 гг. в антарктических водах по продолжительности, по упорству в достижения намеченной цели, по протяженности обследования высокоширотных районов до сих пор не имеет себе равных». Таковы же и отзывы иностранцев. По словам крупного авторитета по истории антарктических исследований известного английского географа X. Милла, плавание «Востока» и «Мирного» было одной из самых замечательных антарктических экспедиций, и его вполне можно поставить наряду с плаванием Кука. Это — высшая похвала, какую можно услышать из уст английского географа, хотя для нас несомненно, что русская экспедиция достигла много большего, чем Кук. Редактор недавно (1945 г.) вышедшего в свет английского перевода отчета Беллинсгаузена о его путешествии, Ф, Дибенэм, сам антарктический исследователь и директор Кембриджского полярного института, в примечаниях к тексту не перестает поддавать хвалу точности наблюдений Беллинсгаузена и Лазарева.

Таким образом, большее географическое значение русских открытий в Антарктике никем не оспаривается.

Наша страна обладает правом приоритета открытия ряда земель Антарктики — таким же правом, но которому Франция претендует на Землю Адели, открытую Дюмон-Дюрвилем в 1840 г. Россия никогда не отказывалась от своих прав, и советское правительстве никогда и никому не давало согласия распоряжаться территориями, открытыми русскими моряками.

В XX в., после первой мировой войны, интерес к Антарктике, единственному еще не поделенному материку, очень повысился. Англия, Франция, Норвегия, Чили и Аргентина стали односторонними актами заявлять претензии на те или иные пространства антарктического материка. Этот так называемый «раздел» Антарктики был начат Англией, которая актами 1908 и 1917 гг. (окончательный) передала в управление колонии Фолклендских островов часть Антарктики, противолежащую оконечности Южной Америки. Затем в 1923 г. Англия «передала» в распоряжение Новой Зеландии сектор, находящийся против этого британского доминиона и называемый на некоторых иностранных картах «колонией Росса» (обычное название «зависимая Земля Росса»). В 1933 г. Англия поручила Австралии управление сектором, расположенным против Тасмании, и далее на запад вплоть до Земли Эндерби, включая часть Земли королевы Мод.

В 1924 и 1938 гг. Франция объявила состоящим под ее суверенитетом небольшой сектор упомянутой выше Земли Адели, вклинивающийся в австралийский. Чили и Аргентина с 1940 г. стали заявлять претензии на антарктические территории, противолежащие их материковым владениям и по большей части совпадающие с фолклендским (английским) сектором. Англия, Чили и Аргентина вступили по этому поводу в спор.

Норвегия в 1931 и 1939 гг. объявила своим остров Петра I, открытый русскими в 1821 г., и «присоединила» пространство между австралийским и английским (фолклендским) секторами. 27 января 1939 г советское правительство сообщило Норвегии, что оно не может признать законной эту ее акцию и считает необходимым резервировать свою точку зрения о государственной принадлежности территории, открытой русским мореплавателем Беллинсгаузеном. В это же время (январь 1939 г.) США заявили Англии и Франции о том, что они также резервировали свою точку зрения на суверенитет в Антарктике. Вопрос таким образом, остаётся открытым ввиду выступления двух великих держав.

Интерес США к Антарктике после этого отнюдь не угас. В этой связи полезно напомнить о создании в США особой «службы» исследований Антарктики, а также об экспедиции Берда в 1946—1947 гг., насчитывавшей свыше тысячи участников. Большое внимание уделяется Антарктике и американскими научными кругами.

Советская общественность и советская наука не могли забывать о правах и интересах нашего отечества в Антарктике. Этим вопросом, разумеется, не может не интересоваться и Географическое общество, членами которого были великие исследователи Антарктики Беллинсгаузен и Лазарев.

1 Ф. Ф. Беллинсгаузен, Двукратные в Южном Ледовитой океане, т. I, СПб., 1831. стр. 16—17.

 

Случайная статья

Статьи по теме


Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки