Долгожданное признание чёрных дыр

Кандидат физико-математических наук Алексей Понятов

В этом году присуждение Нобелевской премии по физике получилось необычным: Нобелевский комитет нарушил сразу два своих многолетних правила.

В этом году присуждение Нобелевской премии по физике получилось необычным: Нобелевский комитет нарушил сразу два своих многолетних правила. Первое из них — не давать два года подряд премию представителям одного направления в физике. Поскольку сфера физических исследований стала очень широкой, а исследователей, работающих на нобелевском уровне, достаточно много, это позволяет давать награду учёным из разных разделов физики. Но в 2020 году, как и в предыдущем (см. «Наука и жизнь» № 11, 2019 г., статья «Эволюция вселенной и открытие первой экзопланеты»), премия присуждена за исследования космоса. Более того, премия была дана за открытие чёрных дыр, некоторые свойства которых по-прежнему остаются дискуссионными, — и это второе отступление от правил, поскольку принято присуждать награду за надёжно установленные открытия.

Что же заставило консервативный Нобелевский комитет поступить подобным образом? На мой взгляд, этому поспособствовало два фактора. Во-первых, получение в 2019 году первого в истории изображения чёрной дыры в галактике М 87 (см. «Наука и жизнь» № 5, 2019 г., статья «Изображение чёрной дыры: что на самом деле получили астрономы»). Столь огромное достижение современной астрономии, ставшее прямым доказательством существования этих экзотических объектов, само заслуживает Нобелевской премии. Вместе с открытием в 2015 году гравитационных волн от слияния чёрных дыр (Нобелевская премия по физике за 2017 год, см. «Наука и жизнь» № 11, 2017 г., статья «Открытие, которого ждали сто лет») оно превратило чёрные дыры из гипотетических объектов в реальные, сделав возможным вручение премии за их исследование.

А вот второй возможный фактор, предопределивший присуждение премии «вне очереди», именно в 2020 году, — это желание успеть наградить хоть кого-то из замечательной плеяды физиков 1950—1960-х годов, заложивших основы теории чёрных дыр. Совсем недавно ушёл из жизни Стивен Хокинг (1942—2018) и в живых остался только Роджер Пенроуз, которому в этом году исполнилось 89 лет. Можно сказать, что в его лице получило награду всё это направление астрофизики. Ради этого Нобелевский комитет пошёл на награждение премией за теоретическую, по сути математическую работу, основные положения которой — наличие у чёрной дыры горизонта событий и сингулярности — до сих пор остаются, строго говоря, экспериментально недоказанными, хотя, разумеется, косвенные доказательства имеются.


Художественное изображение прохождения S2 вблизи от сверхмассивной чёрной дыры в центре Млечного Пути. По мере приближения к чёрной дыре очень сильное гравитационное поле заставляет цвет звезды слегка смещаться в красный, что является эффектом общей теории относительности. Цветовой эффект и размер объектов преувеличены для наглядности. Иллюстрация: ESO/M. Kornmesser/CC BY 4.0.

Нобелевскую премию по физике 2020 года получили британский математик Роджер Пенроуз, доказавший, что из общей теории относительности следует существование чёрных дыр, и астрономы Райнхард Генцель (Германия) и Андреа Гез (США), обнаружившие сверхмассивный объект в центре нашей Галактики...

 

Продолжение статьи читайте в номере журнала

Статьи по теме

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки