Сортировка мусора — ещё не решение проблемы

В материалах рубрики использованы сообщения следующих журналов: «The Conversation» (Австралия), «Economist» и «New Scientist» (Великобритания), «Geo» (Германия), «Science News» и «Wired» (США).

Если переработка бумажной макулатуры так или иначе давно налажена, то многие пластики невозможно превратить в сырьё для новых изделий.

Газеты, телевидение, радио и даже листовки, бросаемые в почтовый ящик, призывают нас, вынося мусор на помойку, подвергать его хотя бы некоторой сортировке — пригодный для переработки в нечто полезное и никуда не годный. Существенно раньше нас такое первичное разделение бытовых отбросов начали в США. О сложности этой проблемы рассказал журнал «Science News».

Корзины с пластиковыми колпачками от бутылок, собранными в рамках благотворительной акции для переработки (Бялогард, Польша). Фото: photowrzesien/ru.depositphotos.com.

Если переработка бумажной макулатуры так или иначе давно налажена, то многие пластики невозможно превратить в сырьё для новых изделий. Для разумной сортировки все мы должны стать экспертами по полимерам, уметь их различать и знать, какие из них годятся в переработку, а какие нет. Так, из белых и разноцветных полипропиленовых ванночек, стаканчиков и баночек из-под йогурта можно получить только материал бурого цвета с неприятным запахом, который мало где пригодится. В лучшем случае он подойдёт для производства садовых скамеек или мусорных урн. Бутыли из-под минеральной воды или сладкой газировки вырабатывают из полиэтилентерефталата (ПЭТФ). В принципе их можно расплавить и сформовать что-то новое. Но к этому сырью придётся добавить некоторое количество свежего материала, так как ПЭТФ после переработки теряет часть прочности. Кроме того, многие из этих бутылей разноцветны, что даст некрасивую окраску вторичных изделий. В результате за год на свалках США погребают 27 млн тонн этих пластиков и только 3 млн идёт в дело. Данные по всему миру говорят, что лишь 9% поступают на переработку, 12% сжигаются, остальное закапывают или выбрасывают в ближайшие водоёмы.

Все эти отбросы, от пакетов-«маек» для покупок до микроскопических частиц пластика, постепенно перетёртого силами стихий, находят повсюду: от снегов Эвереста до Марианской впадины. Иногда химики предлагают биоразлагаемые упаковочные материалы, но они дороже и недостаточно прочны. Во всяком случае, пока мы не совсем завалены горами ненужных пластиковых отбросов, вряд ли новые заменители найдут широкое применение. Выпускать полиэтилен, ПЭТФ и другие давно разработанные пластмассы, не рассчитанные на повторное использование, гораздо проще и дешевле.

Проблема усложняется ещё и тем, что многие бытовые предметы включают в себя не один вид полимера. Так, сортируя мусор перед его раскладкой по разным контейнерам, вы должны знать, что винтовую крышечку бутылки из-под колы делают из одной пластмассы, а саму бутылку — из другой, и смешивать их нельзя. Если без сортировки бутылки с пробками переплавить опять в бутылку, она окажется хрупкой и треснет при любом нажиме. Ёмкость из-под дезодоранта с шариком состоит не менее чем из четырёх пластиков, их надо разделить и каждый переработать разными способами. Упаковка для многих пищевых продуктов изготовлена из многослойного пластика, слои которого разделить невозможно, поэтому он сразу идёт на свалку. Картонные пакеты для молока, соков, вина, бытовой химии имеют подкладку из пластика, а часто ещё и снаружи им покрыты. Ежегодно в мире выпускают 100 млн тонн подобных материалов. Химики сейчас пытаются подобрать такую гамму растворителей, которые поочерёдно «съедали» бы слой за слоем, выдавая растворы чистых полимеров.

В последние три-четыре года в разных странах разрабатывают методы, способные в принципе избавить нас от сортировки пластмасс. Идея состоит в том, чтобы разобрать пластмассы, представляющие собой полимеры, на их детали, сравнительно простые молекулы — мономеры, освободить от красок и других посторонних добавок и снова собрать в полимеры.

Одна из французских компаний нашла микроорганизмы, способные питаться полимерами, и выделила из них ферменты, разбивающие ПЭТФ на мономеры — терефталевую кислоту и этиленгликоль. Затем молекулу фермента удалось усовершенствовать — натуральный фермент «съедает» около половины ПЭТФ, а фермент с изменённым активным центром молекулы перерабатывает 90%. На основе этой технологии близ Лиона построен опытный завод, рассчитанный на переработку 50—100 тыс. тонн бутылок в год.

Но «демонтаж» таких распространённых пластиков, как полиэтилен и полипропилен, гораздо сложнее, он происходит при 400°С и даёт в итоге беспорядочную смесь очень разных молекул, годную разве что на топливо. То есть опять же на сжигание.

Так что единственное, чем мы, простые потребители, можем помочь, — это проводить хотя бы грубую сортировку своего мусора. И ходить в магазин с матерчатыми сумками многократного применения или, как более полувека назад, с авоськами.

 

Читайте в любое время

Статьи по теме

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки