Мысли о собирателях

Ираклий Андроников

Живет в Ленинграде, на одной из линий Васильевского острова, искусствовед Николай Спиридонович Тагрин, человек, собравший за сорок лет более 420 тысяч открыток.

В последнее время иного говорят о коллекционерах и о собирании коллекций. Спорят. Одни видят в работе этих людей общественно полезное дело. Другие отрицают за ними право собирать для своих личных коллекций редкие книги, рукописи, картины, предметы, имеющие историческое значение. Пускай, мол, коллекционируют спичечные этикетки, марки, открытки - тут миллионные тиражи, хватит на всех. и остальное пусть собирают музеи. Привлекли к ответственности человека без определенных занятий, который, называя себя коллекционером, занимался систематической скупкой и перепродажей картин,- слышатся голоса, осуждающие коллекционеров всех без разбору. Подарил человек книгу или картину в библиотеку, в музей - ставят его в пример, в образец всем другим. Это правильно надо ставить в пример таких! По все-таки как относиться к тем, кто не спекулирует, но еще и не подарил коллекцию государству? Давайте подумаем...

Нелегальный плакат немецкой компартии *Война империалистической войне* (из коллекции И. Тагрина).
коллекции И. Тагрина). Е. ТАРЛЕ в 1905 г. (из коллекции И. Тагрина).

Живет в Ленинграде, на одной из линий Васильевского острова, искусствовед Николай Спиридонович Тагрин, человек, собравший за сорок лет более 420 тысяч открыток. Такого обширного собрания нет ни в одном государственном хранилище нашей страны. А уж на что велики собрания музеев и публичных библиотек!

Тагрин не держит свое собрание под спудом, не делает из него секрета. К нему обращаются работники киностудий, издательств, музеев, библиотек, писатели, декораторы, реставраторы, пионеры - никому нет отказа, а главное, у него можно найти репродукции редчайших портретов исторических деятелен, изображения исторических событий, виды городов - дореволюционные, современные, советских городов, зарубежных, архитектурные памятники, воспроизведения картин, рисунков, скульптур великих художников и ваятелей всех времен и народов. Открытки многотиражные и выполненные в одном экземпляре. Открытки-карикатуры. Открытки-плакаты. Чего только нет в этой удивительной коллекции, занимающей десятки шведско-американских шкафов, установленных вдоль стен от пола до потолка! Каждая тема в особом альбоме. А таких альбомов несколько тысяч.

...Забинтованный человек с бородкой в бессознательном состоянии на санитарных носилках. Подпись, из которой можно узнать, что это профессор истории С.-Петербургского университета Евгений Тарле, избитый полицией во время октябрьских событий 1905 года. Это будущий академик Евгений Викторович Тарле, прославленный советский историк. И на открытке есть его подпись, сделанная но просьбе Тагрина пятьдесят лет спустя после события, когда Тарле в коллекции Тагрина впервые увидел это свое изображение.

...Здание цирка «Модерн» в Петрограде, которое больше не существует. Но не существует, насколько известно, и других изображений этого здания, кроме экземпляра открытки, сохранившейся в коллекции Тагрина. Между тем в этом здании в 1917 году выступал В. II. Ленин. Открытка дополняет изобразительную «Л ей и и на ну».

...Уральский поселок Турьинские рудники, где родился Александр Степанович Нонок,- изображение второй половины прошлою века. Никак не могли установить, как выглядел поселок в те годы, создатели музея имени Попова. Помощь нашли только у Тагрина.

Невозможно исчислить и даже мысленно обозреть богатство, заключенное в альбомах неутомимого собирателя на дверях квартиры, где живет Тагрин, дощечка «Находится под охраною государства». Изо дня в день обращают и к Тагрипу люди с вопросами, с просьбами показать, посоветовать, сравнить, предоставить. Звонят. И едут. И пишут. Можно ли сказать, что, собирая свою коллекцию, Тагрин удовлетворяет некую эгоистическую потребность или наносит ущерб общественным интересам? Заинтересовано государство в том, чтобы свезти коллекцию Тагрина, скажем, в Публичную библиотеку сейчас, когда он сам жив и здоров? Пет, ценность коллекции увеличивается во много раз оттого, что вам помогает крупный специалист своего дела, а Тагрин знает все досконально о каждой открытке. Кроме того, он продолжает пополнять ее на спои трудовые сбережения, обрабатывает, составляет каталог и путеводитель. Общество не пострадало, а выиграло от того, что Тагрин занялся собиранием открыток, и не страдает из-за того, что коллекция находится у него на квартире. А впоследствии она станет достоянием общественным. Тагрин уже давно завещал ее государству.

Бывший артист балета II. Ф. Лкар коллекционирует веера, подзорные трубки, бинокли. Инженер В. Л. Чемена - изображения мостов всех времен и конструкций. Архитектор Л. Д. Виноградов - русские пряники. Может ли и должно ли государство оплачивать специальную штатную единицу в музее - сотрудника, который ПОСВЯ1ПГ жизнь собиранию вееров и биноклей? II.ni субсидировать приобретение пряников в продолжение десятилетий? А между тем две е половиной тысячи пряников, собранных Виноградовым,- это целая отрасль народного творчества пряники тульские, вяземские, тверские, черниговские, архангельские; сусальные, мятные; всадники, девицы в кокошниках, городничие, жаворонки... Терпит ли урон общество от подобного собирательства?

Недавно один собиратель показывал мне свой альбом, куда в продолжение многих лег писатели, с которыми ему приходилось встречаться, вписывали несколько строк - Горький, Бернард Шоу, Ромен Роллан, Жан Ришар Блок, Алексей Толстой, Мартин Андерсен Нексе... Не положи он перед ними альбома - не было бы этих интереснейших записей! А таких собирателей сотни. Кстати, альбомы сыграли не такую малую роль в пашей культуре, вызвав к жизни вдохновенные стихи великих поэтов, изречения политиков, шутки сатириков, рисунки знаменитых художников, шаржи, карикатуры... Вспомним пушкинское «Я вас побил, любовь ещё быть может, в моей душе угасла не совсем...» из альбома Анны Олениной.

Прочтите «Книгу о книгах» И. Л. Смирнова-Сокольского. Лам станет ясным, что значит собирать старые и редкие книги. Некоторые из них дошли до нас в единственном экземпляре. II не случайно оказались в библиотеке Смирнова-Сокольского, а не в общественных книгохранилищах. Потому что он их искал, гонялся за ними, спасал от гибели.

Картины? Конечно, картины должны быть доступны для обозрения. Но если коллекционер охотно предоставляет их на выставку, разрешает репродуцировать, общество не слишком много теряет от того, что они составляют собственность собирателя и тогда само собой отпадает обвинение, что коллекционеры держат картины под спудом. А собиратели песен, пословиц, загадок народных, частушек и поговорок! Изречений, крылатых слов! Побольше бы таких собирателей, умножающих богатства нашей культуры! Важно - и на это следует обратить внимание особое, - чтобы в будущем собранное коллекционером богатство не разошлось но рукам, не исчезло бы, но стало бы материалом для спекуляций, а превратилось бы в достояние общественное. II надо решительно различать тех, кто направляет все своп силы и средства на то, чтобы найти, объединить, сохранить для истории творения человеческого гения и человеческого труда, от тех, кто скупает и продает под видом собирания коллекций предметы, эксплуатируя при этом подлинных собирателей.

Истинный коллекционер - подвижник; спекулятор - преступник. Первый не щадит себя в интересах общественных, второй не щадит общественных интересов в личных, корыстных целях. У первого стремление, или, как говорят юристы, умысел, принести обществу пользу, у второго - стремление нажиться. Что может быть общего между ними?

 

Читайте в любое время

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки