Краткая история противоэпидемической маски

В материалах рубрики использованы сообщения следующих журналов: «The Conversation», «Economist» и «New Scientist» (Великобритания), «Fraunhofer-Magazin» и «Geo» (Германия), «Physics Today», «Science News» и «Scientific American» (США), «Le Point» (Франция).

Ещё Плиний Старший (24—79 гг.) рекомендовал шахтёрам, разрабатывавшим свинцовую руду, носить для защиты от её ядовитой пыли примитивные маски.

Ещё Плиний Старший (24—79 гг.) рекомендовал шахтёрам, разрабатывавшим свинцовую руду, носить для защиты от её ядовитой пыли примитивные маски. Поступать так же во время пыльных ураганов советовал Леонардо да Винчи (1452—1519). Но, как пишет французский журнал «Le Point», первым медицинскую маску предложил носить во время эпидемий Шарль де Лорм, личный врач трёх французских королей, от Анри IV до Людовика XIV. Идея возникла у него во время эпидемии чумы 1619 года, сократившей население Парижа чуть ли не в десять раз. Врачи в таких масках ухаживали за больными, помогали хоронить умерших и проводили вскрытия с целью описать посмертные изменения в организме погибших. Длинный загнутый нос маски из картона, прокипячённого в воде (получался материал, из которого и в ХХ веке ещё делали фибровые чемоданы), набивали ароматическими травами, мятой, лепестками розы, камфарой и амброй. Считалось, что от больных заражаются через миазмы, то есть ядовитые испарения, а приятно пахнущие вещества их нейтрализуют. Остальные детали костюма также имели защитные функции. Ткань платья пропитывали воском или жиром, что делало её воздухонепроницаемой для защиты от тех же испарений-миазмов. Трость в руках врача служила для осмотра умирающих или уже умерших, ею лекарь мог отстранять детали одежды, мешающие видеть кожу больного. Кроме того, она позволяла отбиваться от толпы, которая часто видела в докторах намеренных распространителей болезни. Широкополая шляпа дополнительно защищала лицо от заразы и ясно говорила о профессии её носителя. Возможно, именно своему костюму де Лорм обязан тем, что прожил 94 года — значительно дольше средней продолжительности жизни в то время, хотя он работал на чумных эпидемиях не только в Париже, но и в Риме, и в Неаполе.

Изображение врача в маске и противочумном костюме, XVI век, Франция. Источник: Wellcome Images/Wikimedia Commons/CC BY 4.0.
Полиция в Сиэтле (США) во время эпидемии «испанки», декабрь 1918 года. Фото: Wikimedia Commons/archives.gov/PD.

В историческое время де Лорм со своей маской был, видимо, первым, но на стене одной из пещер во Франции (так называемый грот Трёх Братьев в департаменте Арьеж) можно видеть изображение знахаря или колдуна в маске. Ему 12—14 тысяч лет. Защищала ли эта маска от заразы или от злых духов, теперь судить трудно. Не исключено, что уже в то время люди могли понять, что контакт с больным часто приводит к заболеванию и надо от него по возможности изолироваться.

Как ни странно, хирурги стали применять маску во время операций только в конце XIX века, когда роль микробов в распространении болезней уже была хорошо известна. Во время операции тканевую маску и тонкие перчатки первым надел французский врач Поль Берже в октябре 1897 года. Новшество было принято хирургами не без борьбы и возражений.

Распространению масок очень способствовал грипп 1918 года, и тоже не без сомнений и борьбы — доходило даже до перестрелок между сторонниками и противниками масок (см. «Наука и жизнь» № 1, 2021 г., статья «Не первая пандемия»). Впервые ношение такой защиты стали пропагандировать в Америке, а в Европу антигриппозную маску завёз французский врач Гиацинт Венсан. Марлю, почти как в Средние века, пропитывали ароматическими веществами: экстрактом эвкалипта, терпентином, перуанским бальзамом. Как и в США, во Франции нашлось немало врагов нового защитного средства. «Марлевую нашлёпку» считали противной самому духу парижской элегантности, в журналах рисовали издевательские карикатуры на сторонников масок…

После появления в 1950-х годах первых вакцин против гриппа популярность маски сошла почти на нет. Но в Китае толчком к распространению масок стали, как ни странно, олимпийские игры в Пекине в 2008 году. Тогда власти на месяц остановили все дымящие заводы в городе и поблизости. После отмены этой санитарной меры пекинцы сразу ощутили разницу, поняли, насколько загрязнён обычно воздух, и без всякого принуждения стали носить на улице защитные повязки. Сейчас китайцы удивляются, видя в европейских телерепортажах о пандемии толпы людей без масок: «Мы-то думали, что эта мода пришла из Европы».

Похоже, что «эта мода» теперь задержится.

 

Читайте в любое время

Статьи по теме

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки