Все краски мира – на Балтику через Зунд

Развивающееся текстильное производство в России в XIX веке не могло обойтись без красителей, которые в то время получали из красильных растений. Но что это были за растения, кто их вёз и откуда?

Пеньковая и льняная мануфактура стали основой российского экспорта ещё в XVIII веке. К примеру, в 1793 году за границу вывезли 11,3 млн аршин этих тканей на 3,8 млн рублей – огромные деньги по тем временам. В целом пенька и лён (вместе с канатами, рогожами, матами, куделью и пр.) в тот год принесли России 10,6 млн рублей. В конце века в этой отрасли было занято 3-4 млн человек. После завершения Наполеоновских войн американские суда массово повезли в Петербург хлопок. Город стал центром текстильной индустрии: с 1819 по 1859 годы почти в 30 раз увеличился выпуск хлопчатобумажной продукции, в том числе шедших на экспорт ярких ситцев. Однако большое текстильное производство требовало много ярких и стойких красителей.

Пролив Эресунн (Зунд — нем.), соединяющий Швецию с Данией, был основным путём из Северного море в Балтийское .
Фото: Dpol/Wikimedia Commons/CC BY-SA 3.0

Искусственные красители появились лишь в середине XIX века, а до этого обходились натуральными. Но растительные красители представляют собой сложную смесь непросто экстрагируемых пигментов и прочих веществ. К тому же для подготовки окрашиваемого материала, а также для активизации и закрепления действия красителей требуется применение различных веществ-протрав в определённой последовательности и при определённых условиях.

Например, экстрактом кампеша окрашивают шерсть и хлопок. По хромовой протраве (в качестве хромовой протравы могут выступать соли хромовой кислоты, гидрат окиси хрома) – в черновато-синий цвет, по глинозёмной – в синий, по оловянной – в фиолетовый, по медной – в зеленовато-чёрный, по железной –  в чёрный. При окрашивании шерсти применяют смешанные протравы, железно-медную и хромово-медную, которые дают более стойкие к свету краски, чем простые протравы. Крашение было длительной и сложной операцией, и мастерство красильщиков высоко ценилось.

Что касается технологии получения экстрактов и пигментов, то древесина измельчалась до стружки (весьма трудоёмкая и длительная работа), а затем шла на последовательную многократную экстракцию в закрытых или в открытых котлах, при нагревании или без, после чего концентрированный экстракт выпаривали. Он густел неравномерно, поэтому требовалось постоянное перемешивание, после чего горячий экстракт либо разливали в деревянные, выложенные бумагой ящики или бочки, где он и застывал, либо сразу пускали в дело.

1382064216_2343548e3c_o.jpg

Прилавок с красителями (Индия). Фото: Dan Brady/flickr.com

Для получения красителей использовали травы, кустарники и деревья. Красящие вещества извлекали из разных частей растений: цветов, плодов, корней и корнеплодов, листьев, коры, древесины. Увы, природа распорядилась так, что самые ценные красильные растения растут в тропических странах. Поэтому с началом европейской заокеанской экспансии купцы повезли из обеих Америк, из Ост- и Вест-Индий, из Африки не только серебро и пряности, чай и сахар, табак и кофе, но и эти растения.

С превращением в начале XVII века Нидерландов в мощную морскую и колониальную державу поток заморских товаров потёк и на Балтику. В том числе и красильные растения. Уже при Петре I, после выхода к балтийскому побережью, Россия стала импортировать их.

Что же это были за растения? Воспользуемся для анализа зундскими таможенными реестрами (Sound Toll Registers, STR).

6314961247_887c6df8b8_o.jpg

Зундский мост. Фото: Richard Dennis/flickr.com

Зунд (Sound) — немецкое название пролива Эресунн (дат. Øresund, швед. Öresund), главного пути из Северного моря в Балтийское. Между городом Хельсингёр (Эльсинор), на мысу у коего стоит замок Кронборг, и шведским Хельсингборгом. Ширина пролива около четырёх километров, и пушки замка контролировали его. Зунд стал мощным источником дохода для Дании благодаря пошлине за проход судов, которую ввёл в 1428 году датский монарх Эрик VII Померанский. Этот средневековый властитель занимал одновременно трон Швеции как Эрик XIII, Норвегии как Эрик III, а также был герцогом Померании Эриком I. Происходил он из рода поморских правителей и носил имя Богуслав, но перед коронованием сменил его на более привычное для слуха датчан и скандинавов.

Взималась морская пошлина в Хельсингёре. В конце XVII века доходы датской короны от неё составляли 4,5% всех доходов , дойдя до 10% в первой половине XIX века.
Зундские таможенные записи считаются ценнейшим источником информации о многих аспектах европейской торговли и жизни в целом. Но доступ к ним затруднён ввиду огромного объёма, тесноты архива, жёсткости правил его использования и прочих обстоятельств. Семьсот томов, содержащие более двух миллионов записей с 1497 по 1857 год, хранятся в Национальном архиве Дании в специальном помещении за двойной стальной дверью. По счастью, близок к завершению проект Sound Toll Registers Online (STRO), работа над которым началась по инициативе голландцев в 2009 году под эгидой Университета Гронингена и Исторического литературного центра Фризии Tresoar в Леувардене (Голландия). Углубляясь в прошлое, команда STRO дошла уже до 1568 года, и есть надежда, что в ближайшие год-два завершит работу по оцифровке записей.

446809296_2034cb0dd7_o.jpg

Зундский мост, вид из космоса. Фото: Pingnews/flickr.com

Через Зунд шёл и по сию пору идёт основной поток товаров в Балтийское море и не менее мощный обратный. Калеви Ахонен (Kalevi Ahonen), автор монографии о торговле США с балтийскими странами, во многом основанной на зундских записях, оценивает долю этого пролива в 90% всего грузопотока. К сожалению, на русском языке данные реестров использованы слабо, хотя именно через этот пролив уходили в океаны России военные и торговые корабли. Все иные пути (через датские проливы Малый и Большой Бельт, через Архангельск, по Каспию и по суше) несопоставимы с грузопотоком через Зунд.
Среди красильных растений, которые импортировала Россия через Зунд, чаще всего упоминаются следующие.

Бразильское дерево

бразкрасндерево_700.jpg

Бразильское красное дерево. Его древесина попадала в Европу уже с XII века и использовалась для приготовления красок, а также для изготовления мебели и музыкальных инструментов. Фото: mauro halpern/flickr.com.

Его называют также пернамбук, фернамбук, пау-бразил; встречаются названия бразильское красное дерево, красный сандал. Бразильское дерево (Caesalpinia echinata) ценилось как источник бразилина, красного красителя для тканей. На воздухе он быстро окисляется до хиноидного пигмента бразилеина, который использовался как прочный протравной агент. Первая запись в STR относится к 1578 году: шипмастер Ханс Дуг (Hans Dugh) вёз сырьё для красного красителя из шотландского Данди. Как оно попало в Шотландию — неизвестно. Британских поселений в Южной Америке ещё не имелось, и вполне возможно, это был груз португальского корабля, захваченного пиратами.

Всего в STR более 7,8 тыс. записей о дереве brasil, bresil, brisil, brosil, brysil и пр. Более трёх десятков шкиперов сообщили о пернамбуке, и примерно 1200 кораблей везли фернамбук — и то и другое, видимо, древесина фернамбукового дерева, произрастающего в Бразилии. Среди портов назначения выделялись Данциг и Штеттин — очевидно, в этих городах было развито производство тканей.

Caesalpinia_echinata_-_Jard.jpg

Cтвол бразильского красного дерева. Фото: Daderot/ Wikimedia Commons/PD

Доставка бразильского дерева в порты Российской империи началась в XVIII веке. Первый такой корабль упомянут в Зунде 16 июня 1723 года, по пути из Лондона в Петербург. Шипмастер Роджер Хупер (Rooger Hooper) сообщил о грузе квасцов (применялись при крашении в качестве протравы), свинца, олова, индиго и прочих товаров, но главный груз составляли 16 000 фунтов бразильского дерева. Всего с этого момента по 1857 год в порты России проследовало более полутора тысяч кораблей с бразильским деревом — весьма немалая часть общего потока на Балтику, учитывая, что Россия подключилась к нему лишь полтора века спустя после появления данного товара в Зунде.

Везли на Балтику также родственный бразильскому дереву сапан (Biancaea sappan). Это дерево растёт в Индии, на Шри-Ланке и в Юго-Восточной Азии. Первое упоминание о нём в STR относится к 1619 году, а всего имеется 755 записей, из них на Петербург приходится 328. Анализ записей показывает, что поначалу имели место рейсы не только из голландских портов, но и из Батавии — главного города Нидерландской Индии на острове Ява (ныне Джакарта, столица Индонезии), а затем всё чаще упоминаются американские порты отправления. Вряд ли они везли в Петербург азиатский сапан. По-видимому, так называли и бразильское дерево.

Порой таможенники подменяли редкий термин sapan более привычным span — испанский, ведь они постоянно имели дело с испанским вином, солью и виноградом. Ещё один нюанс связан с тем, что вместо sapan писали japan — грамотностью мытари не отличались, да и в географии путались. Первая запись о japan сделана в 1637 году, всего их около 900, основные порты назначения Данциг, Штеттин и Кёнигсберг. В Петербург проследовало чуть более 100 кораблей, первый — в 1724 году.

Индиго

2208326891_c4712bfb93_o.jpg

Индигофера красильная. Фото: Museum deToulouse/ flickr.com

Кустарник индигофера красильная (Indigofera tinctoria), произрастающий, как видно из названия, в Индии, даёт знаменитый синий краситель для тканей, очень стойкий и популярный. Например, басму, чёрную краску для волос, получают, смешивая порошок листьев индигоферы с хной. Индиго упоминается в STR с 1591 года. Главными балтийскими потребителями были Данциг и Кёнигсберг, но затем их конкурентом стал Петербург.
23 июня 1714 года шипмастер Роберт Хьюэлт (Robert Hewelt) сообщил таможенникам Хельсингёра, что помимо большого количества иных товаров везёт из Лондона в новую столицу России 5647 фунтов индиго. О ценности груза свидетельствует значительная по тем временам сумма пошлины — 244 далера (Далер — крупная серебряная монета в скандинавских странах) и 12 скиллингов.

Об индиго в STR имеется около 20 тысяч записей — это наиболее часто встречающийся в реестрах краситель. Причём на порты России приходится около 4800 рейсов, и более половины кораблей с индиго, шедших на Балтику в XIX веке, направлялись в них.

Фустик

Bark_of_Pterocarpus_santali.jpg

Фустик, или Morus tinctoria – красильное дерево родом из тропических регионов ЮжнойАмерики. Древесина этого дерева обеспечивает окрашивание в жёлтый цвет. Фото: Jorge Vallmitjana//Wikimedia Commons/PD

Жёлтое дерево (Morus tinctoria), или американская красильная шелковица, растёт в ареале от Мексики до Аргентины и служит источником фустика — красителя жёлтого, коричневого или оливкового цвета. В STR фигурирует под названиями ficetholt, fustickholt, fustiktræ, fustik и пр. Первое упоминание о фустике относится к 1624 году. Всего записей примерно 2500. В российские порты направлялись более 700 кораблей с фустиком, намного меньше, чем с индиго. Но не потому, что мануфактуры города больше нуждались в синем красителе, а оттого, что широко импортировали жёлтое дерево, которое датские таможенники называли stokfiskholt.

Это странное название удалось объяснить с помощью журналов XIX века, посвящённых торговле. Они дают перевод на немецкий: gelbs holz — жёлтое дерево. Название Stokfiskholt появляется в 1636 году и встречается более 4100 раз. Поначалу главным поставщиком был Амстердам, затем вперёд вышел Лондон. Основные потребители опять-таки Данциг, Штеттин и Кёнигсберг, но затем подключился Петербург, куда проследовало более 1560 кораблей.

Первый из них вёл голландский шкипер Питер Янсен Салм (Pieter Jansen Salm); 20 июля 1716 года он сообщил, что везёт из Амстердама 28 бочек французского вина, бумагу в пачках, сахар, шёлк и шёлковые чулки, а также множество иных товаров, включая 30 тыс. фунтов stokfiskholt.

Кампешевое дерево

кампешевое_дерево_700.jpg

Кампешевое дерево. Фото: Karen /flickr.com

Источник красителя кампеш, или синего сандала. Используется для окрашивания тканей главным образом в серый, синий и чёрный цвета. Кампешевое дерево (Haematoxylum campechianum), campecheholt, названо по заливу Кампече в Мексике, потому его именовали ещё bay wood. У свежесрубленной древесины кроваво-красный цвет, отсюда одно из его названий — кровавое дерево. После окисления на воздухе пигмента гематина, основного красящего начала кампеша, древесина становится тёмно-фиолетовой, а затем тёмно-синей и почти чёрной, его называют также blauholt — синее дерево, ещё одно название — логвуд (logwood).

Логвуд давал краситель более дешёвый, чем применявшиеся в Европе сапан, кармин и тирский пурпур. Поэтому британские красильщики тканей резко возражали против его ввоза, дабы не сбивал цены. Дошло до того, что с 1581 по 1662 год действовал акт парламента, запрещающий использование логвуда для окрашивания. Нарушение каралось тюремным заключением или позорным столбом. Однако смельчаки всё равно его использовали — под иными названиями.

Haematoxylon_campechianum1.jpg

Ствол кампешевого дерева. Фото: Kurt Stüber/GFDL/ Wikimedia Commons/CC BY-SA 3.0

Первая запись в STR о кампеше относится к 1597 году, а всего их более двух тысяч примерно в двух сотнях вариантов. Грамматическая фантазия таможенников неисчерпаема, что, увы, делает исследование реестров весьма трудоёмким. Впрочем, чаще они использовали название «синее дерево» — примерно 5100 записей. В Россию проследовало более 2300 кораблей с ним.

Первым его доставил французский капитан Пьер Эбер (Piere Heebert) из Сен-Мало (порт приписки или место расположения торгового дома, зафрахтовавшего судно). Шёл он из Кадиса, и запись от 24 июня 1714 года сообщает о 10 000 фунтов кампешевого дерева, о 300 тоннах соли, 75 бочках оливкового масла, 28 бочонках солёных лимонов, 30 тыс. фунтов изюма, о рисе, испанском вине и пр. — большой был корабль. Сумма пошлин составила 358,5 далера, что очень немало по тем временам. Очевидно, шипмастер работал на богатый торговый дом.

Логвуд привлекал английских приватиров. По оценкам Уильяма Петти (William Petty, 1623—1687), видного английского экономиста (он служил и в королевском флоте), средняя стоимость товаров, которые в 1600-х годах корабль мог перевезти за год, составляла 1000—1500 фунтов стерлингов. Тогда как 50 тонн логвуда — а это всего один рейс — стоили больше! Испанским военным кораблям пришлось сопровождать свои торговые суда.

Nicaraguaholt — ещё одно название этого дерева. Когда испанцы стали охранять свои суда с грузом кампече, англичане начали рубить его сами в нынешнем Гондурасе, Белизе и Никарагуа, основав там поселения. Отсюда и название. В STR около 300 таких записей и почти все они сообщают о рейсах в Петербург и Кронштадт. Всего через Зунд прошло более 7,4 тыс. кораблей с грузом кампешевого дерева всех наименований. Причём в XVIII—XIX веках основной поток — более 4,1 тыс. кораблей — шёл в Россию.

Сандал. Из его древесины выделяют красный краситель, содержащий санталин, санталовую кислоту, сантал и птерокарпин. Растёт сандал (Pterocárpus santálinus) в тропиках Азии. В STR о нём имеется более 1800 записей, первая относится к 1625 году. Судя по сравнительной незначительности российского импорта (менее 200 кораблей), сандал был слишком дорог, чтобы получать из него краситель. Не зря в Китае его охраняли, и шёл он исключительно на мебель для императорских дворцов.

Красильное дерево Caliaturholt, похожее на сандал, но более яркого цвета, ввозили с Коромандельского берега Индии. Впервые оно упоминается в STR в 1621 году: Хармен Сименсен (Harmen Simensen) из Флиланда (Нидерланды) вёз 200 фунтов. Использовалось это дерево для дорогой мебели — всего лишь около 450 рейсов за три с лишним века. На Россию приходится около ста. Что интересно, сначала оно попало в Архангельск, а не в Петербург: 22 мая 1710 года шипмастер Лауритц Йенсен Тиммерман (Lauritsen Jensen Timmermann) вёз из Копенгагена на север 178,5 четвертьтонных бочек французского вина, немало бренди, квасцов и 6000 фунтов этого дерева.

Иные деревья. В реестрах встречается название Quercitronbark — источник жёлтого красителя, пигмента кверцитрина, более эффективного, чем из жёлтого дерева. Это кора американского восточного чёрного (бархатного) дуба (Quercus velutina), растущего в Северной Америке.

Black_Oak_.jpg

Американский восточный чёрный дуб. Фото: Katja Schulz/ Wikimedia Commons/
СС BY 2.0

Впервые привезена в Европу в 1775 году. Всего с начала XIX века прибыло более 180 кораблей с ней, причём много именно американских. В Петербург направлялись 123 судна. Первым оставил запись 20 июня 1811 года Томас Айриш, он вёз из Нью-Йорка испанскую зелень (ярь-медянку), 42 066 фунтов хлопка, 291 627 фунтов кампешевого дерева и на 425 ригсдалеров кверцитрина — солидный груз! Регулярный импорт кверцитрина начался лишь в 1820 году вместе с массовыми поставками в Россию американского хлопка, которые подтолкнули развитие текстильной промышленности и подстегнули спрос на красители.

«St. Marthaholt» или «St. Martinsholt» — первая такая запись (всего их 1235) появляется в 1629 году. Первый рейс в Петербург — в 1727 году, а всего их было 1120. Как видите, практически всё это дерево шло в Россию. Судя по частому упоминанию наряду с кампешевым и по тому, что обычно суда везли его из Америки, дерево не азиатское. Но уточнить его происхождение и цвет красителя пока не удалось. И вряд ли название связано с карибским островом Сен-Мартен — он слишком мал для массовых рубок.

Provinsholt — ещё одно загадочное дерево. Вариантов названия много, они самые странные, но этимологии не проясняют. Provinsholt — позднее наименование, по записям видно, как постепенно приходили к этой трактовке, а впервые дерево упоминается в 1599 году, когда Салинг Отзен (Saling Otzenn) из шведского Мальмё вез Promitzholtz. Встречается и Pridsehold (1613) , и Presiller holtt (1619), и Promissenholdt (1623), и Prausenhold (1625), и Preuindholt (1637). Поскольку же его часто везли вместе с бразильским деревом, а пару раз с кампешевым, можно заключить, что оно из Америки. В середине XVIII века исчезает из упоминаний. Везли его преимущественно из Голландии (главным образом из Амстердама), а основными потребителями были всё те же Данциг и Кёнигсберг.

Приведёнными примерами список заморских «красящих» деревьев не исчерпывается. В трактате «Sverges traktater med Främmande magter jamte andra det hörande handlingar» (O. S. Rydberg. — Stockholm, 1896, с. 576) даётся перечень деревьев-красителей: Japan-eller Sapan-holt; Provinccholt; Sandelholt; Bar-och Camholt; Caliaturholt; Campechcholt; Hondurasholt; Blauholt; Galicieholt; Nicaraguaholt; Stockfiskholt; St. Martinsholt; Rio de la hache-holt; Ficet-holt.

30198843328_c59fe66e84_o.jpg

Антон Мельбье (1818-1875). Парусный корабль в Оресунн.Jean louis mazieres/flickr.com

Около 50 тысяч кораблей с грузом индиго и деревьев-красителей проследовало через Зунд на Балтику с конца XVI века по 1857 год! Везли также экстракты и пигменты, причём в больших количествах. В среднем это около 200 кораблей ежегодно. Причём список сырья для красителей далеко не полон, везли и другие растения и не только их.

И ведь речь идёт не обо всей Европе, а только о кораблях, шедших через Зунд, то есть в страны, лежащие на берегах Балтики. Следовательно, нужда в заморских поставках была огромной, они сделали мир не только пряным, ценящим кофе и шоколад, сахар и заморские фрукты, но и ярким, разноцветным, и хотя бы по этой причине выход европейцев в океаны полностью оправдал себя.

10 Февраля 2020

Автор: Юрий Кирпичёв

Источник: Наука и жизнь(www.nkj.ru)

Случайная статья

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки