Как мозг отличает своё от общего

Все новости ›

Стремление разумно тратить свои ресурсы и одновременно доводить до истощения общие запасы связано с особенностями работы центров удовольствия.

Представим, что у нас дома есть огромный запас чего-нибудь, но при этом мы идём в магазин и наперегонки с другими пытаемся взять последние упаковки того же самого, от чего у нас самих ломятся все полки. С одной стороны, поведение довольно странное, с другой стороны, здесь можно резонно заметить, что из-за общей неопределённости разумнее свои запасы приберечь, и пока есть возможность, пользоваться общими ресурсами. Правда, то же самое происходит и безо всякой неопределённости. Так, в 1968 году было замечено, что общественные пастбища в Шотландии вытоптаны и выедены подчистую — фермеры при любой возможности старались выгнать скот на общее поле, чтобы не трогать свою землю, и в результате общественные пастбища пришли просто в негодность. Другой пример — то, что происходит с рыболовецким промыслом: даже если у рыбопромышленников есть свои большие ресурсы, которые больше никто не может трогать, они предпочитают ловить рыбу в водах общего пользования. По статистике запасы рыбы в водах общего пользования кое-где упали на 95%, в то время как по частным ресурсам вообще не заметно, что из них кто-то отбирает рыбу.

Полосатое тело в мозге человека. (Иллюстрация: Wikipedia

Опять же, если рассуждать на уровне житейского опыта, то нет ничего удивительного в том, что мы предпочитаем израсходовать общие запасы, а свои собственные оставить на потом. Но сотрудников Высшей школы экономики и Базельского университета интересовало, что при этом происходит в мозге. В эксперименте участвовали пятьдесят человек, которые ловили виртуальную рыбу в виртуальных прудах и продавали её виртуальным покупателям; деньги за продажу рыбы были не виртуальные, а настоящие. Пруды в игре или принадлежали саму игроку, или были общим достоянием. Если участник эксперимента ловил рыбу у себя, ему приходилось учитывать миграции рыбы, из-за которых улов время от времени уменьшался. Если он ловил рыбу в общественном водоёме, то тут он должен был принять во внимание других рыболовов, из-за которых рыбы опять же становилось меньше.

Пока рыболовы ловили рыбу, за их мозгом наблюдали с помощью магнитно-резонансной томографии. Когда рыбы в прудах становилось меньше, в мозге слабела активность нижней части полосатого тела, или стриатума. Полосатое тело входит в известную систему мозговых центров, называемую системой подкрепления, или системой вознаграждения. Она дарит нам приятные ощущения в связи с достижением какой-нибудь цели, завершением дела, получением долгожданного результата и т. д. Собственно, в состав нижней (вентральной) части полосатого тела входит нервный центр под названием прилежащее ядро, у которого есть и второе название — центр удовольствия. (Хотя справедливости ради центров удовольствия в мозге много, и по большому счёту так можно назвать все узлы системы подкрепления.)

Истощение ресурсов не даёт нам достичь цели, никакого удовольствия мы в связи с этим не испытываем, и даже наоборот — и понятно, почему активность полосатого тела падала, когда виртуальной рыбы становилось меньше. Однако в работе полосатого тела были особенности, проявлявшиеся в зависимости от того, из какого пруда вылавливали рыбу. Когда рыбу ловили в своём собственном пруду, центр удовольствия следил за тем, чтобы в пруду осталось достаточно рыбы, чтобы поддержать численность популяции — то есть активность центра удовольствия менялась так, что рыболов не переходил в своей жадности за определённую черту.

Если же рыбу ловили в общем водоёме, то тут центр удовольствия реагировал не на количество оставшейся рыбы, а на то, сколько её поймали конкуренты. И если рыболов видел, что в общем пруду рыбы становится всё меньше, это только подталкивало его самого ловить ещё и ещё, не обращая внимания на возможное истощение ресурса. То есть, как видим, разное экономическое поведение зависит от одного из центров удовольствия, который анализирует социально-экономические обстоятельства, пытаясь извлечь из них максимальную выгоду. Подробно результаты исследований опубликованы в Social Cognitive and Affective Neuroscience.

Нетрудно заметить, что по условиям эксперимента рыболовы не могли договариваться друг с другом. Естественно, в таком случае ты по умолчанию считаешь, что все остальные преследуют только свою выгоду, и если ты начнёшь ловить меньше рыбы, то и рыбу не спасёшь, и сам останешься в дураках с меньшим уловом. Но если вдруг рыболовы соберутся и достигнут некоего соглашения (как это происходит более или менее во всём мире, причём не только в рыболовстве, но и вообще в других отраслях экономики), им не нужно будет лихорадочно следить друг за другом и вылавливать из-под носа друг у друга жалкие остатки общей рыбы. Вполне возможно, что при заключении и соблюдении договора активность центров системы подкрепления тоже как-то меняется, и было бы интересно взглянуть, как именно.

22 марта 2022

Автор: Кирилл Стасевич

Статьи по теме:


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее

Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки