29.12.2018

Самые важные события и самые смешные новости науки в 2018 году.



Ольга Орлова: Сегодня необычная программа. И в студии ОТР будет не один гость, как привычно, а сразу несколько моих коллег, с которыми мы подведем итоги по гамбургскому счету. Наши гости представляют медиа, которые рассказывают о науке очень давно, некоторые даже более 100 лет. И те, кто начал это совсем недавно. Традиционные бумага, радио и новые мультимедийные, цифровые медиа вспоминают самые важные события науки уходящего года.

Здравствуйте, коллеги. Спасибо, что пришли к нам в студию.

Елена Лозовская: Добрый день.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ольга Орлова: Лена, почти 130 лет журнал «Наука и жизнь» освещает главные фундаментальные открытия в науке. В этом году какие публикации у вас были? На что нужно было бы обратить внимание? Что должно запомниться нашим зрителям и читателям журнала?

Елена Лозовская: Открытие, на которое я бы хотела обратить внимание, на мой взгляд, могло быть сделано и раньше, то есть и год назад. Фактически исследования и были завершены год назад. И даже, может быть, и 3 года назад. Но так получилось, что публикация в Nature вышла летом этого года. Эта публикация называлась примерно так: «Наблюдение недостающих барионов в тепло-горячей межгалактической среде».

Ольга Орлова: Ужас просто.

Елена Лозовская: Никакого ужаса на самом деле нет. По современным космологическим концепциям, у нас Вселенная состоит из темной материи, темной энергии. И наше обычное вещество, которое мы можем увидеть, пощупать и как-то вообще зафиксировать физическими приборами (спектрометрами и другими), его всего 5%. Когда стало это ясно, стали проводить такую инвентаризацию: а, собственно, где эта материя содержится? Оказалось, что 7% в звездах, потом где-то 10-11% тот газ, который находится внутри галактик. Еще примерно 28% - это холодный межгалактический уже газ. Потом еще нашли какое-то количество теплого межгалактического газа. И где еще 30-40%? То есть по всем теоретическим выкладкам получалось, что это должна быть материя с температурой где-то между 100 000 градусов и 10 миллионов градусов. Но примерно 1 млн градусов. Дело в том, что при этой температуре водород полностью ионизирован. Там вообще протоны отдельно…

Мы говорим «барионы» - это элементарные части, к которым относятся протоны и нейтроны, из которых состоят ядра атомов. То есть та материя, с которой мы имеем дело, она вся барионная.

Ольга Орлова: И мы барионные.

Елена Лозовская: Да, мы тоже барионные. Так вот, не хватало. Просто по водороду ничего померить там нельзя. Нужно мерить по чему-то другому. Вы понимаете, что когда водород распался на электрон и протон, он уже не поглощает, не излучает. Это плазма, которую мы никак нынешними существующими методами зафиксировать просто не можем. Мы не можем понять, есть там что-то или нет. По счастью, там есть не только водород. Там есть еще и кислород. Так вот, кислород 6 электронов теряет, а два у него остаются. И в таком состоянии кислород без 6 электронов достаточно стабилен. То есть он при 1 миллионе градусов живет и поглощает в рентгеновской области. И его поглощение как раз удалось зафиксировать. То есть что делали? Взяли самый яркий на сегодняшний день известный космический источник излучения, то есть квазар, и направили на этот квазар спутниковую обсерваторию «Newton». Она летает чуть ли не 20 лет. Но в течение 2 лет всего-навсего 18 дней эта обсерватория смотрела своими рентгеновскими спектрометрами на этот квазар. И удалось в конце концов поймать вот именно то поглощение кислорода, по которому можно точно сказать: «Да, вот эта барионная материя есть». Когда прикинули соотношение, оказались примерно как раз недостающие 40%. То есть все сошлось. Всемирный дебет с кредитом сошелся наконец-то.

Ольга Орлова: Вообще Лена рассказывает эту историю как историю такой финансовой проверки, как с помощью обсерватории «Newton» и Европейского космического агентства была проведена инвентаризация Вселенной.

Егор Быковский: Пришли аудиторы.

Ольга Орлова: Да, провели аудит во Вселенной и поняли, что все сходится. Вообще это очень здорово. Просто означает, что наши космологи очень хорошо работают.

Елена Лозовская: Да, но проверка заняла 20 лет на самом деле.

Ольга Орлова: Так и ведь и масштабы немаленькие. Вселенная. Мне кажется, это просто действительно всех нужно поздравить. И понятно, что если у нас биотехнологии и наши CRISPR-дети рулят, как говорят теперь, то в области космологии, устройства Вселенной дело о недостающей барионной материи, слава богу, закрыто.



Товар добавлен в корзину

Оформить заказ

или продолжить покупки